Обо мнеОтзывыКонтакты
Главная
Форумы
Мои статьи
Зарисовки с натуры
Мои тренинги
Отзывы с моих тренингов
Мои стихи
Статьи других авторов
Семейная психология и психотерапия
Трансперсональное
О психотерапевтах
Учись думать сам!
Саморазвитие
Психотерапия
Психология
Пригодится!
Философия
Бизнес
Тренинги
Продажи
Переговоры
Маркетинг и реклама
НЛП и Эриксоновский гипноз
Стихи других авторов
Словари
Карта Сайта
Контакты
Мои статьи неоконченное
Ссылки
Ссылки 2
Поиск
Стихи других авторов
Система Orphus

Избранные темы
Новинки в моих статьях
Популярное в «Мои статьи»
Новые темы форума
Популярное на форуме
Голосование
Понравился ли Вам сайт?
 
Охотники на привале: Семиотика российской маскулинности в фильмах А. Рогожкина Версия в формате PDF Версия для печати Отправить на e-mail
Просмотров: 5053
Рейтинг: / 0
ХудшаяЛучшая 

 М.Ю. Тимофеев    

Охотники на привале (Семиотика российской маскулинности в фильмах А. Рогожкина "Особенности национальной охоты" и "Особенности национальной рыбалки")

 

Исследования ведутся учеными Ивановского Государственного Университета при поддержке Минобразования РФ в рамках научной программы "Гендерные исследования". Работа опубликована в журнале "Женщина в российском обществе", 2001. ¦ 3-4. При перепечатке ссылка обязательна.


В отечественной культуре сложилось устойчивое мнение, что обменный курс русского мужчины на мировом рынке не превышает курса рубля по отношению к доллару1. Нелестными характеристиками русского мужчину аттестуют не только женщины, но и сами представители "сильного пола"2. Притягательный образ русской женщины затмил образ русского мужчины не только в массовом сознании, но и в области гендер-ных исследований. Следует отметить, что и в западной науке до середины 1990-х годов понятие маскулинности маркировалось как маргинальное и не политкорректное. Счи-талось, что маскулинность определяет способы вырабатывания моделей поведения, форм речи и телесных репрезентаций, служащих для сохранения доминирования муж-чины в патриархальном обществе3. При этом исследования, посвященные изучению этой части гендерной проблематики, продолжаются уже четверть века4.

 

 

В реферативной работе И.С. Кона "Меняющиеся мужчины в меняющемся мире" дается три значения этого понятия:

 

1. Маскулинность как дескриптивная, описательная категория обозначает сово-купность поведенческих и психических черт, свойств и особенностей, объективно при-сущих мужчинам, в отличие от женщин.

2. Маскулинность как аскриптивная категория обозначает один из элементов символической культуры общества, совокупность социальных представлений, устано-вок и верований о том, чем является мужчина, какие качества ему приписываются.

3. Маскулинность как прескриптивная категория - это система предписаний, имеющих в виду не среднестатистического, а идеального "настоящего" мужчину, это нормативный эталон мужчинности5.

 

Мы на примере киноискусства попробуем выяснить, каким образом конструиру-ется репрезентация маскулинности как элемента символической культуры общества в современной отечественной массовой культуре6. Среди кинофильмов 1990-х годов, в которых показаны культурно-значимые модели мужского поведения, мы выделили ко-медии А. Рогожкина "Особенности национальной охоты" (далее - "ОНО") и "Особен-ности национальной рыбалки" (далее - "ОНР"), созданные соответственно в 1995 и 1998 годах в жанре фильма-анекдота7. В них рассказывается о приключениях несколь-ких мужчин, решивших приятно провести время на лоне природы8.

 

Прежде чем перейти к анализу киноматериала, следует сделать несколько предвари-тельных замечаний. Во-первых, необходимо обратить внимание на то, что отечественное кино в ХХ веке, так же как литература в веке ХIХ, создает порой неадекватный образ, миф о русском мужчине. Во-вторых, нужно учитывать саморепрезентации, зафиксированные в хо-де научных исследований. Так, согласно полученным И.М. Кобозевой данным, русский че-ловек видит себя бесшабашным, щедрым, ленивым, необязательным, простодушным, бес-толковым, неорганизованным, бесцеремонным, прожорливым, поверхностным и нелюбо-пытным. Кроме того, он, естественно, любит выпить. Все это, несомненно, указывает на его широкую натуру, что, видимо, и делает его человеком приятным во всех отношения9.

 

Собственно мужские автохарактеристики мы находим в работе А.В. Кирилиной. Согласно полученным ею результатам, наиболее частотные мужские реакции на сти-мул "русский мужчина": умный, широкая натура/душа, добрый. Внешне - это сильный, крепкий; отличающийся выносливостью, не особенно следящий за внешностью чело-век. К положительным качествам характера мужчины относят: способность противо-стоять лишениям судьбы, твердость, непритязательность в быту, великодушие, пат-риотизм, способность целиком отдаться работе или празднику, удаль, терпение. Мужчины признают в себе такие отрицательные черты, как буйный характер, жесто-кость, малодушие, нерешительность, бравирование грубой силой, бесшабашность. Кроме этого, мужчина имеет слабость к спиртному в силу стародавних традиций, не дурак выпить; и хотя он часто задавлен женщиной, может всегда вильнуть на сторону10 (акцентируемые в фильмах А. Рогожкина качества выделены мной курсивом. - М.Т.). И хотя герои фильмов различаются по возрасту, социальному положению и на-циональности, что предполагает различные варианты реализации маскулинности, их объединяет российская знаковая среда, в которой они действуют.

 

Сюжет и антураж фильма "ОНО", с одной стороны, отсылает зрителя к всевоз-можным "охотничьим рассказам", как анекдотическим, так и литературным. С другой стороны, в фильме представлена атмосфера мужского уединения, возвращения к при-роде. И.С. Кон в указанной работе отмечал, что "чем заметнее присутствие и влияние женщин в публичной жизни, тем сильнее мужчины ценят такие занятия и развлечения, где они могут остаться сами с собой, почувствовать себя свободными от женщин, на-рушить стесняющие их правила этикета, расслабиться, дать простор агрессивным чув-ствам и эмоциям. Это сопряжено с известными социальными издержками (хулиганство, пьянство, акты вандализма), но выполняет важные компенсаторные функции и потому не может быть искоренено"11.

 

Костяк сплоченного коллектива составляют генерал Иволгин (Михалыч), майор из "убойного отдела" Лёва Соловейчик и инженер Сергей Олегович. Их принимает у себя егерь 13-го участка Кузьмич, а старший сержант милиции Семенов регулярно при-соединяется к их компании.

 

Высокая милитаризованность сюжетов фильмов (четверо из персонажей сериала носят погоны, и кроме этого, для решения своих проблем герои обращаются либо к во-енным летчикам, либо к военным морякам) не только апеллирует к феномену военного (военно-морского) юмора, но предполагает сопоставление героев с такими представи-телями анекдотического эпоса, как Чапаев или Ржевский12.

 

Ключевой фигурой "ОНО" выступает молодой финн Раймо, пишущий книгу о русской охоте13. В сюжет фильма вклиниваются картины псовой охоты ХIХ века, наве-янные произведениями классической русской литературы. Именно присутствие ино-странца среди героев фильма призвано подчеркнуть "национальные особенности" охо-ты по-русски. Столкновение с российскими реалиями вызывает у него культурный шок - он как бы попадает в страну чудес, где в огороде рядом с японским садом камней рас-тут ананасы, а в ночном небе можно увидеть планету Земля. Японская тема выполняет в кинокартине функции маркировки русского пространства как пограничья, в котором идет поиск этнокультурной идентичности14.

 

Все происходящее с Раймо можно рассматривать как процесс инициации. Для то-го чтобы стать своим в компании охотников, ему нужно пройти через ряд испытаний - выпить смертельную дозу водки, попариться в русской бане и провести ночь с русской красавицей. Лишь после этого он может быть допущен на "русскую охоту". Инициация для Раймо проходит неудачно и затягивается на долгое время, до момента, когда он, единственный из всей компании, смог поймать большого леща и стать после этого "своим человеком".

 

Российский "джентльменский набор" полноценного проведения досуга, присут-ствующий в сериале (кроме собственно охоты и рыбалки), - это баня с водкой и разго-воры: о женщинах (или встречи с ними), о спорте (охоте или рыбалке в контексте фильма) и о судьбе России.

 

Образ женщины в фильмах подается как сила, разрушающая мужское уединение ("ОНО"), и как фактор, отвлекающий от настоящего мужского дела (уехавшая на Кипр жена Сергея и явившаяся ему русалка в "ОНР"). Отношение к женщинам (особенно во втором фильме) снисходительно-негативное. Так, размышляя о немоте, Михалыч заме-чает: "Для женщин это плохо, да... Потому что для женщин, можно сказать, трагедия... У них всё общение на словах построено". Проявивший интерес к русалкам прокурор узнает от Кузьмича, что в его хозяйстве "баб много всяких шастает". Авторы, анализи-ровавшие "структуры дискриминирования в славянских языках", обращали внимание на то, что в русском языке существуют два слова, обозначающих женщину - "женщи-на" и "баба", которым в мужском роде соответствуют "мужчина" и "мужик". Негатив-ная коннотация в слове "баба" существует до настоящего времени. Что же касается данного Д. Вайсом толкования значений слов "мужик" и "мужчина", то оно уже не со-ответствует сегодняшним реалиям. Он пишет: "Слово "мужик" обладает специфиче-ским сельским оттенком: по традиции им обозначают русского крестьянина - в проти-вовес "мужчине", который обладает более ярко выраженной мужественностью"15. В настоящее время слово "мужик" имеет положительную коннотацию ("классный му-жик", "настоящий мужик" - это эталон маскулинности, брутальности). Так, слесарь ("ОНР"), рассказывавший о ранении своего родственника, замечает: "Думали всё! Му-жиком уже никогда не будет. А так ничего! Все в порядке! Как у всех - жена, любов-ница". Оборот "как у всех" указывает на некую культурную норму, показывающую, что "настоящий мужик" должен маркироваться как человек сексуально состоятельный.

 

Охота на лося, заявленная как главная цель поездки в охотничье хозяйство, не связана в отечественной культуре с особой знаковой функцией, в отличие от охоты на медведя. И именно медведь (точнее, медвежонок) едва не становится первой "добы-чей" горе-охотников. Кстати, фразеологизм "побороть медведя" - дореволюционный эвфемизм пьянства - страсти, которой герои фильма отдают себя целиком.

 

Сочетание несочетаемого - употребление водки и посещение русской бани - при-звано подчеркнуть сверхчеловеческую выносливость мужчин, практикующих эти два занятия одновременно. "Играть пьяных - такой задачи вообще не было. Наоборот, сколько герои ни пьют, они должны оставаться трезвыми. Или делать вид, что трезвы", - говорит режиссер о первом фильме16. Настоящие мужчины, русские супермены - красноармеец Федор Сухов и бывший царский таможенник Верещагин, герои кино-фильма "Белое солнце пустыни" (1970), слесарь Гоша ("Москва слезам не верит", 1980) умеют пить не пьянея, как бы иллюстрируя пословицу "пьян да умен - два уго-дья в нем". Кузьмич, рассказывая о питейном титанизме бывшего прокурора ("ОНР"), способного выпить с полведра и читать после этого лекцию в сельском клубе, восхи-щенно восклицает: "Вот это мужичище! Наш человек!".

 

Пьянство показано в фильмах как норма жизни, непременный, обязательный ат-рибут мужского отдыха. В словаре В.И. Даля, где наряду с пословицами и поговорка-ми, осуждающими пьянство, есть немало оправдывающих это явление, как некую кон-станту русской жизни. Например, порой о пьянице говорили: "Не то чтобы пить, а с добрыми людьми посидеть (побеседовать) любит" или "Не пьет, а с добрыми людьми знается"17. Перманентный процесс потребления водки сопровождается охотничьими байками и тостами генерала Иволгина, которые, по его мнению, должны быть "кратки-ми, как команда, как выстрел". Из полутора десятка тостов два прямо и три косвенно (учитывая контекст произнесения) указывают как на мужской состав участников, так и на особый характер закрытого мужского сообщества ("Ну - за братство!", "Ну - за со-лидное мужское молчание!", "Ну - за дружбу!", "Ну - за единение!", "Ну - за понима-ние!").

 

В отличие от первого фильма, в "ОНР" водка и пьянство приобретают статус на-циональных символов россиян18. Пьянство на рабочем месте объединяет слесаря, уда-ляющего крючок из пальца прокурора, и капитана ракетного катера. Пафос удачного поражения целей в результате случайного запуска ракет сейчас, после гибели атомохо-да "Курск", воспринимается двусмысленно. Мужская солидарность, скрепленная значительным количеством водки, не знает границ в прямом и переносном смыслах. В "ОНО" стратегический бомбардировщик "арендуется" для перевозки коровы, а в "ОНР" ракетный катер и секретная подводная лодка ставятся на службу "зеленому змию". Даже учитывая комедийность ситуации, отечественному зрителю происходя-щее не покажется чем-то фантастическим19. Что же касается иностранцев, то еще в на-чале ХХ века англичанин М. Бэринг подчеркивал, что Россия - это страна, "где ничто не столь абсурдно, что ни может случиться"20.

 

Кузьмич, живущий вдали от цивилизации, ищет спасения "от нашего бреда" в восточной медитации, а на предложение "медитировать по-русски" весело отвечает, что для этого "никакого здоровья не хватит" ("ОНР"). Однако в первом фильме он признает два средства от тоски - водку и женщин, причем "лучше всё вместе... сразу и много". Получается всего слишком...

 

Это отсылает нас к многочисленным атрибуциям русского характера, как склон-ного к чрезмерности. "Одна черта, замеченная давно, действительно составляет несча-стье русских: это стремление во всем доходить до крайностей, до пределов возможно-го", - писал об этом академик Д.С. Лихачев21. Краткую речь, обличающую русское пьянство, произносит в "ОНО" Лёва Соловейчик: "Пьёте, да? И пьёте, и пьёте... И пьё-те, и пьёте... Всё пропили... Думаете, что, кончилась Россия, да?"22 Однако пиршество продолжается. В "ОНР" он же удрученно констатирует, что мы "не можем посидеть культурно, поговорить", после чего наполняет свою стопку из огромной бутылки.

 

Русская тема в "ОНР" заявляется в начале фильма: Кузьмич, узнав от Семенова о экзотических пристрастиях "новых русских", глубокомысленно изрекает: "Да... На Ру-си, слава Богу... дураков лет на сто припасено" (курсив мой. - М.Т.). Предметом нацио-нальной гордости в итоге может стать все, что угодно - например, замеченный фин-скими рыбаками перископ российской подлодки (иллюстрация тезиса "Нам нет пре-град ни в море, ни на суше") и ее способность работать на любом горючем ("Голь на выдумку хитра"). Михалыч, сидя в лодке с котом, размышляет о высоких достоинствах национального продукта № 1 - русской водки, а за столом рассказывает присутствую-щим о замечательных качествах русских пельменей. И именно генерал, сидя в беседке, построенной в восточном стиле, зачитывает символическую фразу: "Разве виноваты мы, что родились в России?.."

 

Риторический вопрос "Кто виноват в несчастиях отечества?" адресован не в по-следнюю очередь к российским мужчинам. Специфика рассмотренных фильмов не предполагает ответа на него. Несомненно, фильмы А. Рогожкина обыгрывают миф о русском мужике, обозначенном в строках Н.А. Некрасова - как тот, кто "до смерти ра-ботает, до полусмерти пьет". Точнее, в кинокартинах о "национальных особенностях" рассматривается одна сторона мифа. Безусловно, число мужских доблестей не ограни-чивается умением всех перепить. Не следует забывать, что перед нами были россий-ские мужчины на отдыхе, "охотники на привале". Крылатую фразу бывшего премьер-министра: "Хотели, как лучше, а получилось, как всегда" - следует рассматривать как индикатор грядущих успехов или неудач нашего мужика на мировой арене. Удастся или не удастся российским мужикам обустроить Россию, покажет время. Качества, не-обходимые для этого, не утрачены. Но, следует учитывать и то, что пока отечественные мужчины вынуждены реализовывать себя в рамках обозначенных нами устойчивых эт-нокультурных стереотипов.

 

Примечания

 

1. Об этом написано в статье Л. Лисюткиной. (Цит. по: Рябов О.В. Миф о русской жен-щине в отечественной и западной историософии // Филол. науки. 2000. № 3. С. 37.).
2. См., напр.: Ерофеев В. Мужчины. М., 1999.
3. Bristow J. Masculinity // A Dictionary of Cultural and Critical Theory/ Ed. M. Payne. Oxford, 1996. Р. 336.
4. В электронном каталоге Британской библиотеки содержится свыше 400 изданий, так или иначе связанных с проблемами маскулинности.
5. Кон И.С. Меняющиеся мужчины в меняющемся мире // http:/sexology.narod.ru/ publ018_2.html
6. В дальнейшем мы намерены обратиться к анализу фильмов "Брат 1" и "Брат 2", а так-же телесериала "Агент национальной безопасности".
7. За рамками анализа мы оставили последний фильм трилогии "Особенности нацио-нальной охоты в зимний период" (1999).
8. Действительно, второй фильм можно рассматривать как "экранизацию" по мотивам короткого анекдота о том, как отказывающемуся от поездки на рыбалку человеку, не умеюще-му ловить рыбу, говорят: "Да что тут уметь - наливай и пей!"
9. Кобозева И.М. Немец, англичанин, француз и русский: выявление национальных харак-теров через анализ коннотаций этнонимов // Вестн. Моск. ун-та. Сер. 9, Филология. 1995. № 3.
10. Кирилина А.В. Гендерные компоненты этнических представлений: (По результатам пилотажного исследования) // Гендерный фактор в языке и коммуникации. Иваново, 1999.
11. Кон И.С. Указ. соч. // http:/sexology.narod.ru/publ018_4.html
12. См.: Тимофеев М.Ю. Ржевский, Чапаев, Штирлиц: национальные и гендерные харак-теристики военных в советских анекдотах // Гендер: язык, культура, коммуникация. М., 2001.
13. Аналогом этого персонажа в советском комедийном кино является студент Шурик - герой фильма Леонида Гайдая "Кавказская пленница" (1967). Кроме этого финн - значимый иностранец для северо-западного региона России, прежде всего Ленинграда/Петербурга, ассо-циирующийся с феноменом алкогольного туризма. (См., напр.: Kostiainen A. The Vodka Tourists: Aspects of Finnish Travel and Tourism to the Soviet Union, 1950 - 1970s // VI World Congress for Central and East European Studies: Abstracts. P. 414).
14. "Русские в странном обольщении утверждали, что они "и восточный, и западный на-род" - соединяют "и Европу, и Азию в себе", не замечая вовсе того, что скорее они и не запад-ный, и не восточный народ...", - этот вердикт В.В. Розанова оказывается справедливым в кон-тексте фильма. (Розанов В. В. Апокалипсис нашего времени // Розанов В. В. Уединенное. М., 1990. С. 419).
15. Цит. по: Лахузен Т. Новый человек, новая женщина и положительный герой, или К се-миотике пола в литературе социалистического реализма // Вопр. лит. 1992. № 1.
16. Рогожкин А. Краткий курс ненаучного коммунизма // Искусство кино. 1995. №12. С. 82.
17. Даль В.И. Пословицы русского народа. М., 1957. С. 792.
18. См.: Тимофеев М.Ю. Пить по-русски: (Ррусское пьянство как социокультурный фено-мен) // Тимофеев М.Ю. Россия. Незавершенный проект: Ключевые понятия, образы, символы. Иваново, 2000.
19. Кинокритик Д. Быков заметил: "То-то и смешно, что ничего не смешно, то есть все не смешно до такой степени, что обхохочешься". (Быков Д. Идентификация Рогожкина, или Ad absurdum // Искусство кино. 1999. № 5. С. 66).
20. Цит. по: Лосский Н.О. Характер русского народа // Лосский Н.О. Условия абсолютного добра. М., 1991. С. 355.
21. Лихачев Д.С. О национальном характере русских // Вопр. философии. 1990. № 4. С. 5.
22. В.В. Розанов писал: "Я за всю жизнь никогда не видел еврея, посмеявшегося над пья-ным или над ленивым русским. Это что-нибудь значит среди оглушительного хохота самих рус-ских над своими пороками". (Розанов В.В. Указ соч. С. 419).

 

Источник: www.owl.ru М.Ю.Тимофеев, Охотники на привале (Семиотика российской маскулинности в фильмах А. Рогожкина "Особенности национальной охоты" и "Особенности национальной рыбалки")

Опубликовано на www.vakurov.ru
28.11.2010
Последнее обновление ( 29.12.2010 )
Просмотров: 5052
< Пред.   След. >
 

"Что поделаешь, молюсь,
Страшно, знаешь, умереть.
Что поделаешь, боюсь
Не успеть о главном спеть..."

Виктор Третьяков

Просмотров: