Обо мнеОтзывыКонтакты
Система Orphus

Избранные темы
Новинки в моих статьях
Популярное в «Мои статьи»
Новые темы форума
Популярное на форуме
Голосование
Кто кому должен при обучении? Версия в формате PDF Версия для печати Отправить на e-mail
Просмотров: 2993

 Александр Вакуров   

"Невозможно чему-то научиться, не поцарапав гордость. Моя, например, вся матовая" (Александр Еремеев)

 

"Учитель не может вложить в процесс обучения больше, чем вкладывает ученик" (из сети)

 

Пятнадцать лет назад лозунг "Обучение с развлечением!" был встречен нашей общественностью с воодушевлением. Ну да, этот лозунг провозгласил, что при обучении не нужно трудиться. За это время данный принцип взрастил несколько поколений (если за поколение брать пять лет обучения в институте) бездельников. Бездельников, не умеющих и отказывающихся трудиться и рисковать при обучении.


Я встречаю толпы таких бездельников на семинарах, которые достаются им на халяву.
Тысячи и тысячи россиян искренне считают, что на тренинге или семинаре тренер или учитель им что-то должен. Заметьте, это особенно те, кто не платит ни копейки.
 
Потому что те, кто платит за обучение свои деньги, стараются, и отрабатывают те деньги, что заплатили.
 
Халявщики же от обучения искренне уверены, что тренер или лектор им что-то должен.
Например, он должен доказать им, что умнее их.
Он просто должен оказаться умнее их.
Он должен увлечь их.
Он должен постоянно доказывать, что говорит не чушь.
Он должен терпеть их выходки, ибо они облагодетельствовали его семинар своим посещением.
Они могут не трудиться в стремлении понять сложную или непривычную для них мысль. 
Они могут упираться и защищаться от любых попыток чего-то нового проникнуть в их окутанный дурманом привычных схем мозг.
Они могут спорить вместо любопытствования.
Они могут возмущаться вместо того, чтобы просто растеряться (ибо лишь когда ты перестанешь хоть что-то понимать, НОВОЕ сможет проникнуть в твоё переполненное прежде  балластом сознание). 
Они боятся запутаться, ибо столько сил потратили, чтобы обрести свои примитивные и такие приятные ясности, от которых так не хочется освобождаться, даже если и ради перехода на новые уровни сложности. 
 
То есть, не они должны учиться, стремиться, стараться, трудиться в процессе обучения, а это им должны (и, кстати, когда начинаешь прояснять, получается, что должны им очень многие и многое).
 
Они не хотят рисковать во время обучения.
Они не хотят платить за обучение.

В чём риск для человека при обучении, спросите вы? Например, в возможности ошибиться. В возможности обнаружить для себя или перед окружающими своё несовершенство, свою глупость, некомпетентность, неидеальность. А ведь мою глупость, несовершенство, некомпетентность я обязан обнаружить прежде чем новое проникнет в меня!

Чем платить? Смелостью и готовностью рисковать в первую очередь.
Чем ещё платить? Способностью ценить то, что тебе дают, что тебе даётся, что у тебя получается, что ты постигаешь и достигаешь. Ценить то прекрасное, свидетелем, участником или создателем которого ты прямо сейчас являешься.
Чем ещё платить? Благодарностью, например.

Способный ценить, способный трудиться, способный быть благодарным - такой ученик постигнет намного больше, чем спесивый и чванливый всезнайка, накопивший множество умных слов, но так и оставшийся косным и неумелым в обращении со своим давно застывшим и покрывшимся плесенью интеллектом. 
 
Эта, принятая в "современном бизнес-образовании", перевёрнутая с ног на голову, извращённая система ценностей и представлений поддерживается и корпоративными тренерами. Они носятся с учениками как с писанными торбами, занимая всё более и более зависимую от мнений и отзывов учеников позицию. Это происходит ещё и потому, что ни руководство, ни тренеры не умеют определять эффективность обучения. Ни те, ни другие не умеют и не хотят (не привыкли) определять ЦЕЛИ тренинга (обучения). Они не умеют и боятся определять ЦЕЛЕСООБРАЗНОСТЬ обучения. Когда их спрашиваешь, зачем вам это обучение? - они отвечают дежурными фразами. Когда спрашиваешь их, "Почему вы именно сейчас затеяли это обучение?" - они теряются, потому что не знают. Они назначают обучение исходя из привычек, привычных представлений, что обучение "необходимо", не умея понять и измерить, зачем именно сейчас, и именно по этой теме данное обучение. И уж конечно, им не понять, как, чем (да и зачем?") измерить эффективность данного обучения.
 
"Провели, да и ладно!"
"Отчитались, и хорошо!"
"Народ надо приводить в тонус!"
 
Это типичный набор целей и целесообразностей, доступный типичным руководителям. А о том, что в бизнесе всё инструмент, и даже тренинг может решать ТЫСЯЧИ конкретных задач, нынешним руководителям невдомёк. 

Критерий эффективности или полезности тренинга  давно уже отошёл на вторые планы.

"Интересно или нет?" "Увлекательно или нет?" - единственный вопрос, который интересует обучающихся, корпоративных тренеров, HR и руководство компаний.
 
"Они целый день вчера говорили о пройденном тренинге!" - чуть ли не высший комплимент большинства руководителей тренеру.
"Ой, всем нам очень понравилось!" - вот и всё, что может сказать руководитель, вот и всё, чем он ИЗМЕРЯЕТ последствия и качество процесса, сквозь который прошёл его коллектив.
 
Это непрофессионально, скажу я вам. Развлекаться за чужой счёт - неэтично. Руководители и собственники бизнеса тем, что оплачивают обучение, ПОВЫШАЮТ СТОИМОСТЬ СПЕЦИАЛИСТОВ НА РЫНКЕ ТРУДА. И те, обучаясь за чужой счёт, не собираются расплачиваться с благодетелями повышением своего профессионализма, старательностью, исполнительностью, работоспособностью, продуктивностью, и так далее: "Раз обучать персонал принято, пусть руководство и выполняет этот ритуал. А мы в этом ритуале и поучаствуем". И участвуют ритуально - не стараясь, изображая учеников, и требуя, чтобы ведущий изображал тренера. "Изображать" - это делать что-то, ничего не производя. Не стараясь. Не трудясь. Не рискуя. Не рождая новые смыслы. Не рождая новые реальности и новые возможности.

Критерий интересности - единственно доступный большинству функционеров и клиентов тренингового рынка. 
 
Для меня этот критерий стоит на одном из самых последних мест.

Я говорю ученикам на своих тренингах:
- Интересно вам или нет, - меня не интересует. За качество своего внимания, любопытства и интереса на тренинге отвечаете вы. Я не собираюсь отвечать за это.

Не я, а вы обязаны следить, интересно ли вам.
Не я, а вы обязаны поддерживать фокус свого внимания на предмете.
Не я, а вы должны следить, понимаете ли вы что говорю я, или что происходит. 

И тут проходит граница между моей сферой ответственности и сферой ответственности участников тренинга.
 
- Вы обязуетесь следить, понимаете ли вы что происходит. Как только вы заметили, что потеряли нить, или что чего-то не пониматее, вы даёте мне об этом знать. И тогда уже я обязуюсь не проигнорировать и учесть ваш сигнал. 

Я отвечаю за качество материалов, представляемых уважаемой аудитории.
Я отвечаю за качество своих намерений во время тренинга.
Я отвечаю за качество МОЕГО контакта с участниками, и готов СОПРОВОДИТЬ каждого участника в тех маршрутах, что человек выберет для повышения своей компетентности там, где моя компетентность соответствует этим маршрутам. Я отвечаю за качество МОЕГО контакта, но НАШ контакт с каждым участником создаётся двумя людьми.
 
Я обязуюсь не лгать участникам настолько, насколько это вообще возможно в данной среде и при данном уровне агрессивности именно этой среды. В отношении чего агрессия? Относительно любой неидеальности, обнаруживаемой любым участником процесса. Наша привычная культура недружественна любым непривычным вещам. Любым неидеальным вещам и проявлениям.
 
Обучение начинается лишь когда люди могут ошибаться. Когда они не боятся ошибаться и проявлять, обнаруживать перед собой и другими свою неидеальность.

Это особенно хорошо помогает в корпоративных тренингах, когда люди привыкли не доверять друг другу, привыкли лгать друг другу, привыкли лишь ритуально изображать обучение, поумнение и развитие,  привыкли служить источником опасности друг для друга.
 
А когда мы таким образом делим с ними ответственность, появляется возможность для огромного количества вещей.
 
Люди начинают слушать себя и друг друга. Они начинают слышать, что сами сначала плетут, а потом и говорят. Они начинают слышать, что и о чём я им говорю. Они начинают видеть друг друга, и даже немножечко себя. Они начинают мыслить прямо сейчас, фиксируясь на прямо-сейчас моменте, каждом из миллиардов, ранее проносящихся мимо них. Они постепенно возвращаются в реальность.
 
Они начинают задумываться над тем, о чём раньше могли часами болтать, ни разу не понимая истинного смысла своей трескотни.
 
Они начинают обозревать, а не оборзевать. 
 
Они останавливаются и затыкаются. Затыкают свою внутреннюю и внешнюю болтовню, останавливают внутренние диалоги и сонмы внутренних голосов. Останавливают калейдоскоп отвлекающих внутренних образов, смахивают с глаз пелену привычных образов нужного, обязательного и невозможного, и начинают всё смелее и смелее обращать внимание на то, кто они есть, и кто находится рядом с ними. И тогда к ним начинает проникать их величество Информация - отовсюду, изо всех щелей, изнутри и снаружи.
 
Тогда и начинается обучение: не запоминание мёртвых схем и терминов, а обретение разниц, рождающих другие разницы.
 
 
 Александр Вакуров,
Иваново, 2015
 
===============
Понравилась статья?
 
Поделитесь ссылкой с близкими и коллегами! 
=============== 
Опубликовано на www.vakurov.ru
28.01.2015
Последнее обновление ( 14.04.2017 )
Просмотров: 2992
< Пред.   След. >
С этим материалом чаще всего читают:
 
Жил-был на свете некрасивый и толстый крестьянин, и был он влюблен (а почему бы и нет?) в прекрасную и златокудрую принцессу. Как-то раз принцесса (кто знает почему) поцеловала толстого и некрасивого крестьянина… И он в тот же миг превратился в стройного красавца- принца. По крайней мере, так виделось ей. По крайней мере, так чувствовал он.
Хорхе Букай "История для размышлений"
Просмотров: