Обо мнеОтзывыКонтакты
Главная
Форумы
Мои статьи
Зарисовки с натуры
Мои тренинги
Отзывы с моих тренингов
Мои стихи
Статьи других авторов
Семейная психология и психотерапия
Трансперсональное
О психотерапевтах
Учись думать сам!
Саморазвитие
Психотерапия
Психология
Пригодится!
Философия
Бизнес
Тренинги
Продажи
Переговоры
Маркетинг и реклама
НЛП и Эриксоновский гипноз
Стихи других авторов
Словари
Карта Сайта
Контакты
Мои статьи неоконченное
Ссылки
Ссылки 2
Поиск
Стихи других авторов
Система Orphus

Избранные темы
Новинки в моих статьях
Популярное в «Мои статьи»
Новые темы форума
Популярное на форуме
Голосование
Понравился ли Вам сайт?
 
Бог и обратная связь в сетевой парадигма Грегори Бейтсона Версия в формате PDF Версия для печати Отправить на e-mail
Просмотров: 5700
Рейтинг: / 0
ХудшаяЛучшая 

 А.И.Пигалев   
Авторитет и влияние теоретического наследия английского, а затем американского мыслителя Грегори Бейтсона (Bateson, Gregory, 1904-1980) окружены плотным облаком парадоксов. С одной стороны, этот исследователь-одиночка занимался довольно абстрактными проблемами и стал приобретать широкую популярность лишь к концу жизни (и особенно после смерти), да и то лишь среди специалистов. С другой стороны, в настоящее время слава Бейтсона огромна, несмотря даже на некоторый присущий ей оттенок эзотеризма и сектантства (этот оттенок не мешает, а, наоборот, лишь подстегивает интерес широкой публики к бейтсонианству).

 

С одной стороны, мышление Бейтсона имеет принципиально междисциплинарный характер, не вписываясь, строго говоря, ни в один из традиционных разделов науки. С другой стороны, Бейтсон, более всего известен широкой публике как психолог и психотерапевт, создатель кибернетической теории шизофрении и алкоголизма, а также теории парадоксальной патологической коммуникации — концепции так называемого “двойного послания” (“double bind”; перевод не устоялся, другие варианты: “двойной зажим”, “двойная связь”, “двойной сигнал”, “двойной капкан”, “двойная заглушка” и др.).

 

Поэтому, с одной стороны, теоретическому наследию Бейтсона посвящено большое количество публикаций. Но, с другой стороны, в силу сказанного выше, эти публикации имеют отчетливо выраженный психолого-психиатрический крен, в основном, в связи с теорией и практикой нейролингвистического программирования (НЛП), предтечей которого считается Бейтсон. Что касается попыток выявления философского и, тем более, теологического фона бейтсонианства, то они и вовсе очень редки.

 

Между тем, как не слишком богатая внешними событиями жизнь Бейтсона /оставляем это заявление на совести автора статьи - примеч. завсайтом/, так и его творчество значительно глубже и многограннее, чем это иногда представляется популяризаторам его идей[1]. Концепции, вызывающие существенное изменение или даже сдвиг теоретико-познавательной парадигмы (а концепция Бейтсона именно такова), не могут возникнуть и существовать без философских и теологических предпосылок. Это отлично понимал и сам Бейтсон: так, в классической статье о теории алкоголизма он в своей неподражаемо невозмутимой манере обсуждает теологию Общества анонимных алкоголиков, совершенно спокойно рассматривая этот термин в весьма необычном контексте отнюдь не метафорически.

 

Однако, с анализом эпистемологии, теологии и философии религии бейтсонианства дело обстоит даже значительно хуже, чем с интерпретациями его идей в психолого-психиатрическом ракурсе и, вообще, с изложением отдельных его концепций в отрыве от философско-теологического фона. В то же время, лишь такой анализ позволил бы увидеть эти концепции в качестве фрагментов целостного учения. Кроме того, на русском языке анализ фундаментальных идей Бейтсона, фактически, еще и не начинался, так что его известность в России носит почти исключительно кружковой характер.

 

Несмотря на появление русских переводов некоторых работ Бейтсона[2], собственно аналитическая работа сводится пока лишь к статьям в словарях и энциклопедиях, а также к предисловиям к книгам и различным комментариям в них же. Сравнительно большое количество аналитических текстов существует в ресурсах Интернет, но и они чаще всего посвящены отдельным аспектам бейтсонианства и не затрагивают его оснований.

 

Постановка задачи, как видно из названия статьи, предполагает выявление некоторого параллелизма между эпистемологией как частью философии и образом божества как частью проблематики теологии, равно как, впрочем, и философии религии. Этот параллелизм присутствует в классических формах и философского, и теологического дискурса, так что его метаморфозы в бейтсонианстве позволяют описать изменение именно парадигмы мышления, а не его уровней или форм в отдельности, вне связи друг с другом. Однако, более точный и содержательный анализ сдвига парадигмы требует существенного расширения контекста.

 

Учитывая общую тенденцию движения умов в двадцатом столетии, нетрудно предположить, что новая эпистемология полемически заострена против картезианства и, стало быть, самых глубинных оснований новоевропейской трансценденталистской метафизики и соответствующей ей культуры. Это действительно так, и даже в значительно большей степени, чем можно было бы себе представить априори. Более того, новый подход к познанию сложности превращает картезианскую парадигму в частный и в ряде ситуаций однозначно деструктивный способ жизнедеятельности, ведущий к неизбежному коллапсу таких сложных систем, какой является социокультурная целостность.

 

Эпистемология Бейтсона, противопоставляя себя картезианской традиции, с самого начала исходит из некоторой иной, чем картезианская, интуиции сложности, смысл которой раскрывается лишь через посредство довольно туманных намеков. Поэтому более или менее отчетливый образ нового способа видения и познания сложности складывается у читателя лишь постепенно, хотя первоначально он связывается с необычными терминами “экология разума” или “экология идей”.

 

В этом отношении Бейтсон вполне вписывается в современную экологическую парадигму в ее предельно общем смысле, т.е. в так называемую “глубокую экологию”. Речь идет о радикальном отказе не только от картезианства как такового, но от всей картезианской парадигмы в качестве наиболее репрезентативной идеологической и методологической модели механистического мировоззрения. Взамен предлагается рассмотрения мира в качестве неразрывного холистического единства всех его частей.

 

При этом существенно, что центр тяжести переносится с составных частей целого на взаимосвязь между ними, тогда как само понятие элемента системы как вещи становится второстепенным или вовсе ненужным. Новая эпистемология оперирует не вещами, а их отношениями. Сдвиг парадигмы еще более радикален: сами элементы (вещи) как узлы сети отношений при ближайшем рассмотрении также считаются всего лишь сетью отношений и т.д.

 

В конечном счете, само понятие вещи в качестве устойчивого субстанциального единства вообще исчезает, замещаясь понятием сети[3]. Но за всеми традиционными эпистемологическими моделями стоит одна и та же субстанциалистская онтология, исходящая из того, что в триаде “вещи, свойства, отношения” главенствующая роль принадлежит все же вещам и их свойствам. Что касается отношений, то они, как считается, обладают пониженным онтологическим статусом, возникая из комбинаций первых двух элементов триады.

 

Бейтсон убежден, что только монизм в состоянии дать такое решение проблемы взаимоотношения тела и разума, которое преодолевало бы картезианский дуализм. Он признается: “Для меня картезианский дуализм был непреодолимым барьером. Читателя может развлечь то, как я пришел к определенному виду монизма — убеждению, что разум и природа образуют неизбежное единство, в котором не существует разума отдельно от тела и нет Бога отдельно от его творения. И как, исходя из этого, я научился смотреть на мир, когда я начинал работать. Правила тогда были совершенно ясными: в научном толковании не должны использоваться ни разум, ни божество и не должно быть ссылки на конечные цели. Все причинные связи должны меняться с течением времени, причем нет никакого влияния будущего на прошлое или настоящее”[4].

 

Далее Бейтсон описывает свой путь в границах ортодоксальной антителеологии, который и привел его к убеждению, что без учета конечных, целевых причин (в отличие от причин действующих, в аристотелевской терминологии) культура как сложная система пришла бы к самоуничтожению. Чтобы избежать этого, всякая культура должна содержать механизмы саморегуляции и самокоррекции, предсказывающие и устраняющие опасность. Возникшая необходимость ввести в рассмотрение целевые причины в качестве именно таких механизмов стимулировалась идеями возникающей кибернетики. Благодаря парадоксальному сочетанию концепций кибернетики и довольно мистических идей раннего К.Г Юнга о Плероме и Креатуре[5] у Бейтсона сформировалось модельное для всей его теории представление о системе. Для Бейтсона система представляет собой совокупность кольцевых причинно-следственных цепей, подобных описанным Н.Винером — именно петель обратной связи.

 

Петля обратной связи в самом общем понимании — это циклическая (кольцевая) система причинно связанных элементов, так что каждый элемент воздействует на последующий. В итоге последний элемент, активность которого в конце концов испытывает воздействие первого, через последовательность опосредований возвращает первому элементу начальное воздействие, но в модифицированном виде. Таким образом, первое звено кольцевой системы подвергается воздействию последнего звена, и информация о результате воздействия возвращается к его источнику. В результате телеологически организованная система получает возможность саморегулироваться и самокорректироваться (именно так действуют уже простейшие механизмы обратной связи, скажем, в известном из школьного курса физики регуляторе Уатта, контролирующем работу паровой машины, или, еще проще, в сливном бачке унитаза).

 

В традиционной эпистемологии разум, сознание, мышление и даже бессознательное приписываются некоторой индивидуализированной в своем существовании “вещи” — “человеку” — настолько однозначно, что говорить о разуме вне индивида можно только фигурально. Точно так же, невозможно предполагать наличие разума и у сознательно действующего объединения людей (дух классической научности квалифицирует трансцендентальный субъект, гегелевский абсолютный дух и общественное сознание исторического материализма как всего лишь удобные конвенциальные метафоры, за которыми не стоит никакой устойчивой и твердой реальности). Сетевая парадигма отказывается от такого ограниченного подхода к понятию разума вне отдельного человека.

 

Прежде всего, с позиций новой модели системности подвергается критике прежнее, не знающие эффектов обратной связи представления о сложности, и, соответственно, теистические представления о трансцендентном божестве. Бейтсон пишет: “Я утверждаю, что сегодня мы знаем достаточно, чтобы ожидать, что эта улучшенная позиция будет унитарной и что концептуальное разделение между “разумом” и “материей” будет рассматриваться как побочный продукт недостаточного холизма (“философия целостности”). Когда мы слишком пристально смотрим на часть, мы теряем возможность увидеть необходимые черты целого, и тогда у нас возникает соблазн приписать явление, возникающее благодаря целостности, какому-то сверхъестественному явлению”[6]. Нетрудно догадаться, что под этим “сверхъестественным явлением” подразумевается, между прочим, и имманентно-трансцендентный личностный Бог теизма.

 

У Бейтсона, как и в классических онтологии и эпистемологии, исходной моделью всего сущего является сложная, полностью имманентная коммуникативная система, в которой происходят метаболические процессы (процессы обмена). При этом обмен является не только вещественным, когда один элемент системы физически замещает собой другой, но и символическим. В этом последнем случае происходит выражение смысла одного элемента через смысл другого элемента (а таким “смыслом” может быть и экономическая стоимость, так что элементарный товарообмен — это всего лишь разновидность как вещественного, так и символического метаболизма[7]). В результате развертывания процессов обмена в системе появляется “центр”, т.е. некоторый выделенный элемент, а отношения элементов между собой подавляются и заменяются единственно возможными отношениями каждого элемента к “центру”.

 

Такой “центризм” по-разному выглядит в зависимости от характера системы и, естественно, самого “центра” — капитализм в экономике, логоцентризм в мышлении, трансцендентализм в эпистемологии, фоноцентризм в письменности, фаллоцентризм в сфере половых отношений и т.д. Во всех случаях “центр” является трансцендентальным означаемым, от которого зависят все прочие элементы, но который, как считается, по самой своей сути не может зависеть и не зависит ни от одного из них. Действительно, уже К.Маркс в разделе “Капитала”, посвященном развитию формы стоимости, показал, что на определенном этапе структурных изменений “центр” выталкивается за пределы системы и, тем самым, становясь трансцендентным системе, как бы перестает участвовать в метаболизме.

 

Будучи механизмом саморегуляции и самокоррекции, “центр” влияет на все прочие элементы системы, а они утрачивают возможность контролируемым образом влиять на него, хотя неконтролируемым образом “центр” целиком и полностью зависит от них и определяется ими. Поэтому “центризм”, описанию и разрушению которого уделяется так много внимания в современном философско-теологическом дискурсе, — это система с существенно редуцированной обратной связью. В итоге внимание в “центрированных” системах действительно сосредоточивается именно на части системы (“центре”), который представляет собой не что иное, как такое сгущение сети (ее фетиш), которое делает все связи односторонними.

 

“Центр” системы представляет собой “автоматически действующий субъект” (Маркс), осуществляя ее как бы разумную саморегуляцию и самокоррекцию. Очевидно, однако, что “центризм” вовсе не является единственной возможностью самоорганизации. Тем не менее, именно эта частная модель редуцированной обратной связи в качестве незыблемого универсального образца лежит в основе культуры модерна, воспроизводясь и в эпистемологии, и в теологии, и в философии религии.

 

Поскольку в сетевой парадигме на первое место ставятся не вещи, а отношения, то сами вещи и их свойства считаются результатом сложных взаимодействий внутри системы, т.е. системными эффектами (или эффектами системности). Тогда и сам познающий субъект утрачивает свою субстанциальность и становится узлом, сгущением, пересечением, наслоением друг на друга взаимосвязей некоторой сети. Иными словами, в эпистемологии субстанциалистская (и механистическая) парадигма также заменяется сетевой (и холистической). Это кардинально изменяет все принципы эпистемологии и, прежде всего, потому, что разум больше не считается свойством “вещи”, под названием “человек”. Более того, термин “разум” приобретает более широкий смысл и может быть “приписан” не только человеку, но и любым достаточно сложно организованным структурам.

 

Разум становится характеристикой некоторых типов сложности, независимо от их происхождения и природы, но это вовсе не простое переосмысление понятия. Действительно, обратная связь — основа обучающегося поведения, поскольку петля обратной связи, передавая информацию о результате действия его источнику, заставляют этот источник изменять свое поведение с целью достижения желаемого результата. Фактически, это хорошо известный метод проб и ошибок, используемый практически всеми живыми существами для саморегуляции и самокоррекции. Но именно такое поведение всегда называлось разумным, хотя, вообще говоря, оно далеко не всегда предполагает наличия сознания. Главное новшество сетевой парадигмы — отождествление разума со способностью к самообучению. Разумеется, такое понимание требует детализации и обоснования, равно как и демонстрации плодотворности нетрадиционного подхода в целом.

 

Этот подход станет понятнее, если обучение, вслед за Бейтсоном, определить именно как изменение поведения, т.е. как то, что организм или, более общо, система делает в ответ на некоторое воздействие, как специфический отклик на него. Это изменение и этот отклик суть определенные виды поведения, вполне доступные внешнему наблюдению. То воздействие, которое вызывает изменение поведения, есть знание или информация. Обладание знанием или информацией означает эффективное действие в той области, в которой от системы ожидается отклик.

 

Указанная область, в свою очередь, есть контекст, так что одно и то же поведение может быть эффективным в одном контексте и совершенно неэффективным в другом. Не менее важно и то, что контекст квалифицирует знание или информацию и, тем самым, изменяет их. Бейтсон пишет, что коммуникация “...может быть магически модифицирована посредством сопроводительной коммуникации”[8]. Более конкретно это утверждение сводится к следующему: “Обучение всегда происходит в некотором контексте, имеющем формальные характеристики... Этот структурированный контекст также размещается внутри более широкого контекста (если хотите, метаконтекста) и эта последовательность контекстов образует открытую и, по-видимому, бесконечную серию... Происходящее в более узком контексте будет подвергаться воздействию более широкого контекста, внутри которого обретает свое существование меньший. Между контекстом и метаконтекстом может возникать неконгруэнтность (конфликт)... Тогда организм сталкивается с дилеммой: либо быть неправым в первичном контексте, либо быть правым по неправильным причинам или неправильным образом. Это и есть так называемое “двойное послание””[9].

 

Следующим этапом рассуждений становится универсализация представлений об обратной связи. Как указывает Бейтсон, “парадигма свободного падающих тел (и многие подобные парадигмы во многих других науках) научила нас подходить к научным проблемам определенным образом: проблемы должны быть упрощены посредством игнорирования или откладывания рассмотрения возможности того, что больший контекст может влиять на меньший. Наша гипотеза идет против этого правила и фокусируется именно на определении отношений между большим и меньшим контекстами... В силу этого, гипотеза требует и стимулирует ту же ревизию научного мышления, которая происходит во многих областях — от физики до биологии. Наблюдатель должен быть включен в фокус наблюдения, а то, что можно изучать — это всегда либо отношение, либо бесконечная регрессия отношений. И никогда не “вещь””[10].

 

По Бейтсону, иерархия контекстов сообщений является разрывной. Контекст способен говорить получателю сообщения все, что угодно относительно этого сообщения, но он не в состоянии разрушить его или вступать с ним прямое противоречие. Иначе говоря, сообщение и контекст находятся на разных уровнях и никогда не соприкасаются: между ними — пропасть (разрыв). То же справедливо и по отношению к иерархии контекстов: сообщение, метасообщение, метаметасообщение и т.д. В конечном счете, концепция иерархии сообщений представляет собой развитие известного тезиса А.Кожибского: “Карта — это не территория”. Согласно этому тезису, наше представление об окружающем мире (карта) существенно отличается от самого мира, и эти миры не могут соприкасаться.

 

Более того, иерархия контекстов создает столь же иерархически упорядоченное множество миров (реальностей). Так, в мире коммуникации реальностью могут считаться только сообщения: “Восприятие события, объекта или соотношения — реально, — поясняет Бейтсон. — Это нейрофизиологическое сообщение. Но само событие или сам объект не могут войти в этот мир. Следовательно, они нерелевантны и в этом смысле нереальны. И напротив, сообщение не имеет реальности (или релевантности) в качестве сообщения в ньютоновском мире: там оно редуцируется к звуковым волнам или типографской краске”[11].

 

Принципиально важно также, что некоторые цепи циркулирования информации могут располагаться внутри физического индивидуума, а некоторые находятся вне его. Это означает, что границы разума как сети, как целостной саморегулирующейся и самокорректирующейся системы отнюдь не совпадают с границами человеческого тела, с “сознанием” или ”Я”. Эти границы охватывают также бессознательные процессы — и автономные, и вытесненные. Таким образом, “эта сеть не ограничена поверхностью кожи, но включает все внешние пути, по которым может двигаться информация”[12]. Тогда такой сетевой разум может быть “приписан” самым различным сложным системам, а не только человеку, и эти системы могут быть даже неживыми в смысле привычного различения между “живым” и “мертвым”. Стало быть, сознание представляет собой лишь крошечную часть так понятого разума.

 

В то же время, поскольку организационные единства в качестве узлов сети сами представляют собой системы различной степени сложности, т.е. опять-таки сети, то воздействие на них далеко не всегда может быть простой причиной (директивой) их изменений. Как неоднократно повторял Бейтсон, “если я бью ногой камень, его движение энергетизируется моим ударом. Если же я бью собаку, то она может повести себя до некоторой степени “консервативно”, т.е. при достаточной силе удара последовать по ньютоновской траектории, но это всего лишь физика. Гораздо важнее то, что она может выдать реакцию, энергетизированную не моим ударом, а ее собственным метаболизмом — обернуться и укусить”[13].

 

Иначе говоря, в случае сложных систем внешнее воздействие является “стимулом”, “пускателем”, “спусковым крючком” (“триггером”) внутрисистемных процессов, которые совершенно не обязательно являются “отражением” или “отпечатком” полученного воздействия. “Отражение” и “впечатывание” имеют место лишь в случае сравнительно простых систем, вроде упомянутого Бейтсоном камня. Следовательно, необходимо говорить об иерархии уровней реальности, как выше говорилось об иерархии контекстов, или даже об иерархии реальностей (сетей внутри сети). Критерием построения такой иерархии сетей внутри сети является именно степень сложности системы, тогда как связь между уровнями реальности или, соответственно, между самими реальностями, не является простой, линейной причинно-следственной цепью. Хотя сам Бейтсон не уделил особого внимания характеру этой связи, впоследствии она описывалась довольно подробно и была обозначена как структурное сопряжение[14].

 

Сложные системы сопряжены со своим окружением не линейно, а структурно, так что каждое воздействие создает не “отражение” или “отпечаток”, а запускает структурные изменения в самой системе. Однако, оно отнюдь не определяет, не направляет их и, тем более, не управляет ими. Цель этих структурных изменений — установление структурного сопряжения (но не тождества) между двумя или более системами. То, какие именно структурные изменения происходят, определяется самой системой, а не воздействием окружения. Будучи включена в цепь обратной связи, т.е. основываясь на своего рода методе проб и ошибок, система самообучается. Принципиально важно и то, что структурные изменения в системе происходят в ответ не на все воздействия, и, кроме того, в ряде случае система способна сама решать, какие изменения будут запускать структурные изменения, а какие — нет.

 

В то же время, окружение рассматриваемой системы также системно, и в ответ на структурные изменения данной системы оно само обязательно претерпевает структурные изменения. Таким образом, речь всегда должна идти о взаимном структурной сопряжении. Понятно, что через структурное сопряжение с другими системами каждая система строит свое замкнутое организационное единство, т.е. по самой сути этого понятия, свой мир. Но, поскольку структурное сопряжение является взаимным, иерархия уровней реальности (иерархия реальностей) представляет собой систему взаимодействующих друг с другом (интерферирующих)сетей внутри сети, т.е. миров. Это — так называемый мультиверс или мультиверсум — в противоположность универсуму, т.е. единому и единственному миру[15].

 

Главное отличие этих миров друг от друга заключается в степени интенсивности обратной связи в процессе интерференции, т.е. в большей или меньшей способности действовать на основе метода проб и ошибок (самообучаться). Иначе говоря, главное отличие — в уровне развития (сетевого) разума. Бейтсон пишет: “По моему мнению, мир состоит из очень сложной сети (т.е. даже не цепи) сущностей, имеющих подобный тип взаимоотношений с той только разницей, что многие из этих сущностей имеют свои собственные источники энергии и, возможно, даже свои собственные идеи о том, куда они хотели бы двигаться”[16].

 

В такой системе структурно сопряженных разумов возможны весьма своеобразные эффекты. В частности, “...всякий как-либо действующий комплекс событий и объектов, имеющий достаточную сложность каузальных цепей и соответствующие энергетические соотношения, несомненно, может обнаруживать ментальные характеристики. Он будет сравнивать, т.е. реагировать на различие (в дополнение к влиянию обычных физических “причин”, таких как толчок или сила). Он будет “обрабатывать информацию” и неизбежно самокорректироваться либо в направлении гомеостатического оптимума, либо в направлении максимизации некоторых переменных”[17].

 

Более того, даже в контуре с одной-единственной петлей обратной связи налицо элементарная память, поскольку поведение любого участка каузальной цепи частично определяется его собственным предшествующим поведением, т.е. прошлым, которое определенным образом сохранилось. Более сложные виды памяти присущи системам с множеством петель обратной связи. При этом существенно, что ментальные характеристики присущи сети в целом, и никакая часть системы, вопреки притязаниям “центризма”, не в состоянии осуществлять односторонний контроль не только над всей сетью, но даже над ее частью.

 

Сообщение, возвращаясь в модифицированном виде к своему источнику, воздействует на него и ограничивает его возможности одностороннего контроля. Эти ограничительные воздействия не учитываются в модели “центризма”, что, однако, не отменяет их существования. Строго говоря, они все же учитываются, но их эпистемологический статус снижается, поскольку они относятся к области неподконтрольного, т.е. бессознательного. Например, в теориях классической политической экономии, считается, что отождествление нетождественного происходит “за спиной” агентов обмена, т.е. бессознательно, и проявляется в действии “невидимой руки” А.Смита, которая “невидима” опять-таки потому, что стихийные силы рынка недоступны сознательному контролю.

 

Понятно, что сознание в качестве ограниченной части разума не может контролировать разум как целое. Для пояснения причин ограниченности сознания Бейтсон использует следующую аналогию: “Экран телевизора не дает вам полных сведений о событиях, происходящих во всем телевизионном процессе. И это не просто потому, что зрителей такие сведения не интересуют, но потому, что сообщение о любой дополнительной части полного процесса потребовало бы дополнительных цепей. Но сообщение о событиях в этих дополнительных цепях потребовало бы дальнейшего наращивания новых цепей, и так далее. Каждый дополнительный шаг по направлению к увеличению сознательности будет уводить систему все дальше от полной сознательности”[18].

 

Но, даже будучи такой ограниченной подсистемой огромной сети, сознание все же претендует на контроль над целым, что, собственно, и было внутренним нервом всей культуры модерна. Именно сознание направляет деятельность человека с помощью сознательных целей. Такой образ действий был и остается эффективным средством развития цивилизации. Вопрос лишь в том, является ли эффективность действительно той целью, которая никогда не разрушает систему.

 

В рамках сетевой парадигмы Бейтсона все как раз наоборот: эффективность — это всегда, пусть и небольшое, но нарушение баланса, что, по Бейтсону, является сущностью всякой патологии. Если же дело заходит слишком далеко и возникает абсолютизация сознательных целей, то, как считает Бейтсон, нельзя забывать, что налицо апофеоз веры в невозможное — в осуществимость контроля человека над целостностью всего сущего. Современные технологии делают нарушение баланса не просто ощутимым и болезненным, но попросту крайне опасным. Это — также не случайность, а закономерность.

 

Если для всей системы характерны именно петлевые структуры, то многие линейные каузальные цепи могут быть либо фрагментами петель, либо петлями, которые только считаются линейными последовательностями. Спрямление петель возможно лишь насильственно, что и ведет к дисбалансу системы, на развитие которого она отвечает появлением новых системных эффектов, которые очень часто предстают в виде настоящих эксцессов насилия[19]. Как меланхолически констатирует Бейтсон, “недостаток системной мудрости всегда наказывается”[20].

 

Но “центризм” — это настоящий “недостаток системной мудрости”. Патология системы, т.е. нарушение баланса, порождает системный отклик, в генерировании которого участвуют и сознание, и бессознательное, и внешние контуры разума. Бейтсон убежден, что “...сознание не совсем лишено возможности воздействия. Оно — не просто “параллельный резонанс”, не имеющий обратной связи с системой; не наблюдатель позади одностороннего зеркала; не телевизионный приемник, никак не влияющий на программу. Мы считаем, что сознание имеет обратную связь с остальным разумом и, следовательно, влияет на его работу. Однако эффекты этой обратной связи практически неизвестны и настоятельно требуют исследования и оценки”[21].

 

Тем не менее, уже из сравнения классической и квантовой физики можно сразу же указать на то, что сознание, если и способно через посредство структурного сопряжения влиять на что-то, то по-разному влияет на макро- и микромир. Далее, несмотря на недостаток данных, нетрудно понять, что эти частные проявления эффектов обратной связи снова указывают на существование иерархии реальностей, границы которой задаются уровнем сообщений (максимально интенсивная обратная связь) и уровнем физической реальности на макроуровне (минимальная обратная связь, которая в классической физикалистской парадигме считается и вовсе нулевой).

 

Бейтсон совершенно справедливо замечает: “Мир коммуникации — это мир берклеанский, хотя почтенный епископ виновен в преуменьшении. Нужно отказать в релевантности (реальности) не только звуку дерева, которое падает в лесу, не слышимое никем, но также и этому стулу, который я вижу и на котором сижу”[22]. Тогда приходится окончательно утвердиться и в правильности предположения Бейтсона о существовании иерархии различных разумов, т.е. сетей внутри сети. В этой иерархии то, что традиционно называется человеческим разумом, — всего лишь элемент системы, усложненной совокупностью петель обратной связи.

 

Если системе приписываются ментальные характеристики, то дисбаланс в ней, т.е. ее патология есть не что иное, как ее безумие: “...Коль скоро наши разумы, включая наши инструменты и наши действия, — это только части большого разума, его вычисления могут быть искажены нашими противоречиями и искажениями. Коль скоро имманентный разум включает наше безумие, он сам неизбежно подвержен возможному безумию. С помощью нашей технологии мы вполне способны вызвать безумие большей системы, частью которой являемся”[23]. Но как и через посредство каких контуров можно вызвать безумие системы в целом? Попытка ответа на этот вопрос и ведет от эпистемологии к теологии и философии религии.

 

Прежде всего, у Бейтсона весьма своеобразное толкование получает ветхозаветный миф о первородном грехе, который сводится к разбалансировке экосистемы и, следовательно, к возникновению хаоса (дисбаланса). Такое же толкование получает и ветхозаветная история об Авеле и Каине[24]. В обоих случаях, как считает Бейтсон, имеет место ошибка целенаправленного мышления. Своим асистемным целеполаганием человек порождает дисбаланс, но не понимает, что хаос — это продукт его собственного действия, возвратившегося к нему через петли обратной связи в виде трансформ (закодированных вариантов).

 

Не считая себя частью системы, в которой он сам же и вызвал хаос, человек обвиняет в случившемся либо систему, либо, значительно реже, самого себя, либо, чаще всего, и систему, и самого себя в духе парного суждения: “Я согрешил, а Бог мстителен”. Нетрудно видеть, что при таком подходе вся система, ее подсистемы, а также системные отклики на нарушение баланса выступают в качестве не только разумов, но и богов. Не вдаваясь в анализ понятия бога в истории религий, который мог бы завести изложение очень далеко в сторону, отметим лишь, что бог для Бейтсона — это внешний и внутренний системный характер всего[25].

 

Бейтсон так поясняет свое понимание: “Индивидуальный разум имманентен, но не только телу, а также контурам и сообщениям вне тела. Также есть больший Разум, в котором индивидуальный разум — только субсистема. Этот большой Разум можно сравнить с Богом, и он, возможно, и есть то, что некоторые люди понимают под “Богом”, однако он по-прежнему имманентен совокупной взаимосвязанной социальной системе и планетарной экологии”[26]. Поскольку планетарная экология пронизана петлями обратной связи, то первородный грех означает для Бейтсона не только грехопадение первых людей, но одновременно изгнание и самого ветхозаветного Бога из райского сада. Соответственно, мнимая мстительность этого Бога — не более, чем реакция сети на недостаток или полное отсутствие системной мудрости, и именно эта реакция обусловила появления самого представления о богах.

 

Действительно, Бейтсон убежден, что в течение всей человеческой истории было найдено только одно средство для того, чтобы хоть как-то понять и скорректировать недостаток системной мудрости. Это — выявление внутри системы особых персонифицированных агентов (Бейтсон как истинный ученый считает их воображаемыми и фиктивными), также имеющих системный характер, включая петли обратной связи, и наделенных сверхъестественными способностями — богов.

 

Иначе говоря, для Бейтсона боги представляют собой саморегулирующиеся и самокорректирующиеся системы, встроенные в более обширную систему для того, чтобы компенсировать сознательное целеполагание, т.е. асистемные действия, в ее отдельных частях (чего эти части сами делать не в состоянии; отсюда и “сверхъестественные” способности). Как бы то ни было, оговорка о воображаемом и фиктивном характере богов сразу же утрачивает свой охранительный сциентистский смысл, если вспомнить о том, что все “вещи” в свете сетевой парадигмы — это, так же, как и боги, системные эффекты. Тем не менее, признается, что “вещи” вполне реально участвуют в функционировании обратной связи, что вынуждает подтвердить то же самое и относительно богов.

 

Другое дело, что в этом последнем случае следует учитывать особенности структурного сопряжении этих персонифицированных агентов с различными уровнями реальности (мирами). Более того, тогда неизбежно приходится говорить об иерархии богов, элементом которой неминуемо должен быть и человек: для некоторых уровней реальности он — и в самом деле бог. Критерием построения этой иерархии является, как и раньше, уровень сложности и, следовательно, интенсивность обратной связи в процессе структурного сопряжения. Поэтому человек, как, впрочем, и другие персонифицированные агенты внутри сети, может своими действиями стабилизировать всю иерархию, а может и искажать ее, нарушать ее баланс, т.е. вызывать ее патологию в виде безумия в бейтсоновском понимании.

 

Понятно, что искажение иерархии сетей внутри сети может пойти на пользу одним персонифицированным агентам и принести вред другим, что порождает различные и, чаще всего, конфликтующие друг с другом системные отклики. Богами в человеческом смысле становятся те из иерархии конфликтующих персонифицированнх агентов внутри сети, которые получают признание у людей в соответствии с известной гегелевской диалектикой господина и раба. Феномен веры и заключается как раз в таком признании, но, в отличие от человеческих взаимоотношений, оно происходит в условиях высокой интенсивности обратной связи.

 

Здесь важно, что эффекты обратной связи делают поведение одного персонифицированного агента крайне зависимым от поведения другого, и наоборот. Стало быть, это поведение практически непредсказуемо. Поэтому-то соответствующие эффекты не попадают в сферу действия знания с его традиционными детерминистичностью, требованиями повторяемости и независимости результата от мыслей и представлений якобы изолированного наблюдателя. Так, в частности, почти не оправдываются рассудочные предсказания путей развития социокультурной реальности, и именно потому, что она чрезвычайно сильно зависит от мыслей и представлений людей.

 

Уже это одно объясняет, почему светским аналогом религиозной веры является риск. Следовательно, вера способна порождать не только самооправдывающиеся пророчества (в случае вхождения в резонанс с сетью; риск привел к успеху) , но и патологию (в случае диссонирующего воздействия и, как следствие, искажения иерархии персонифицированных агентов; безумие системы; риск не оправдался, но это далеко не всегда становится явным и осознается).

 

Бейтсон пишет: “Хорошо известно, что человеческие верования становятся самоподтвержающимися — как непосредственно, так что верующий склонен видеть, слышать или ощущать то, во что он верит, так и опосредственно, когда вера утверждает себя оформлением действий верующих таким образом, который заставляет их избегать то, во что они верят, на что надеются, чего боятся. Одной из характерных черт людей является потенциальная склонность к патологии, возникающая из гибкости их природы. Они собираются вместе, чтобы создать совокупности, которые становятся воплощением тем, о которых сами индивиды могут и не знать”[27].

 

Последнее предложение свидетельствует, что, по Бейтсону, преимущественными каналами циркуляции информации, которые соединяют человека с другими персонифицированными агентами внутри сети, т.е. богами, является контуры не сознания, а бессознательного. Впрочем, к этому выводу можно прийти и из общих соображений, учитывая что сознание является лишь очень малой частью разума, а узлами коммуникативной сети являются разумы в целом, а не их часть, т.е. не сознание, которое, к тому же, скорее всего присутствует отнюдь не во всех разумах.

 

В данном контексте сознание вообще выступает в качестве некоторого наказания, в качестве утраты благодати, изначально присущей бессознательному существованию животных[28]. Тем не менее, только благодаря сознанию боги могут быть признанными или непризнанными. Поскольку речь идет об обширной сети, то боги являются именно признанными или непризнанными человеком (т.е. своими и чужими, либо, в несколько ином срезе, дружественными и враждебными).

 

В условиях высокой интенсивности обратной связи человек, вызывая системные отклики своими асистемными действиями, фактически способен порождать, уничтожать и подчинять себе некоторых богов. Однако, он делает это бессознательно, тогда как все сознательные усилия в этом направлении совершенно тщетны. Лишь после констатации того, что боги зависимы от человека, пусть и через посредство его бессознательного, возможно и понимание религиозного фона культуры, в частности, культуры европейской. Для Бейтсона важно, прежде всего, выявить и подчеркнуть социокультурные и эпистемологические следствия теизма, господство которого он не без оснований связывает с особенностями культуры модерна.

 

Бейтсон пишет: “Если Вы помещаете Бога вовне, ставите его лицом к лицу с его творением и если при этом у вас есть идея, что вы созданы по его образу и подобию, то вы естественно и логично станете видеть себя вне и против окружающих вещей. Если же вы самонадеянно приписываете весь разум самому себе, вы станете видеть окружающий мир как неразумный и, следовательно, не заслуживающий моральных или этических оценок. Окружающая среда станет казаться предназначенной для эксплуатации. Вашей единицей выживания станете вы сами, ваш народ или ваши сородичи, противопоставленные окружению других социальных единиц, других рас, зверей и овощей”[29].

 

В сущности, Бейтсон приходит к тем же выводам, что и М.Хайдеггер в его критике “метафизической эпохи”, и говорит, что европейская культура неэкологична и именно потому нигилистична. Тем не менее, особый интерес здесь заключается не в самих выводах и не в их удивительном совпадении с выводами мыслителей, принадлежащих к другим духовным традициям. Гораздо важнее обозначенная Бейтсоном сетевая парадигма, определяющая принципиально новую точку зрения и на эпистемологию, и на теологию, и на философию религии. Но ее влияние на умы также подчинено действию обратной связи.

 

Парадоксальность функционирования “сетевой парадигмы” на уровне теоретического знания заключается именно в высокой интенсивности обратной связи в мире человеческих коммуникаций. Способы, с помощью которых один человек влияет на другого или других сами являются частью “экологии идей”, вызывая соответствующие системные отклики, которые нельзя безнаказанно отменить или хотя бы редуцировать. Сеть не допускает ни попустительства, ни мстительности, и совершенно бессмысленно просить прощения за свои действия в надежде избежать реакции сети: оно неотвратимо.

 

Как констатирует Бейтсон, “самое суровое высказывание в Библии принадлежит Святому Павлу, когда он обращается к Галатам: “Не обманывайтесь: Бог поругаем не бывает”. Это высказывание применимо и к отношению между человеком и его экологией. Бесполезно оправдываться, что конкретный грех загрязнения или эксплуатации среды был совсем небольшим, ненамеренным или был совершен из лучших побуждений. Бесполезно говорить: “Если бы не я, то это сделал бы кто-то еще”. Экологические процессы поругаемы не бывают... Фактически проблема передачи наших экологических рассуждений тем, кого мы хотели бы подтолкнуть в экологически “хорошем” (как нам кажется) направлении, сама является экологической проблемой... Именно здесь таятся чары и ужасы экологии: идеи этой науки необратимо становятся частью нашей собственной экологической системы”[30]. Тогда, похоже, сетевая парадигма может быть истолкована как весьма симптоматичная системная реакция. Будет ли она в конце концов признана и будет ли это признание действительно необратимым?

 

 

ПРИМЕЧАНИЯ

 

[1] Грегори Бейтсон родился в Великобритании в Кембридже в семье известного английского генетика Уильяма Бейтсона, от которого, как он сам неоднократно признавался, им были восприняты философские принципы органицизма и системности. Среднее образование получил в благотворительной школе, затем прошел курс обучения в колледже св. Иоанна, с 1937 г. — член совета этого колледжа. Участвовал во многих этнографических экспедициях. С 1940 г. жил в США, где занимался преподавательской работой, в 1962-1964 г. — директор по исследовательской работе в Институте исследований коммуникаций в г. Пало-Альто. В последние годы жизни и, в особенности, незадолго до смерти от рака, отошел от официальной деятельности, занимаясь, в основном, систематизацией и изложений своих идей (эти материалы были изданы посмертно; см.: Bateson G. A sacred unity: Further steps to an ecology of mind. Ed. by R.E. Donaldson. New York., 1991). См. также: Lipset D. Gregory Bateson: The legacy of a scientist. Englewood Cliffs (N.Y.), 1980.

[2] См., в частности, книги: Бейтсон Г., Бейтсон М.К. Ангелы страшатся. М., 1994; Бейтсон Г. Экология разума. М., 2000.

[3] Популярное, но все же достаточно детализированное изложение этого сдвига парадигмы можно найти в работах: Капра Ф. Дао физики. Москва; Киев, 2002; он же. Паутина жизни: Новое научное понимание живых систем. Москва; Киев, 2002.

[4] Бейтсон Г., Бейтсон М.К. Ангелы страшатся. М., 1994. С. 19-20.

[5] См.: Юнг К.Г. Septem sermones ad mortuos (Семь наставлений мертвым, что написал Василид из Александрии, города, где Восток соприкасается с Западом) // Юнг К.Г. Воспоминания, сновидения, размышления. Записано и отредактировано Аниэлой Яффе. Киев, 1994. С. 355-366.

[6] Бейтсон Г., Бейтсон М.К. Ангелы страшатся. М., 1994. С. 63.

[7] См. об этом подробнее: Adorno T.W. Negative Dialektik. Frankfurt a.M., 1966; idem. Zur Metakritik der Erkenntnistheorie // Gesammelte Schriften. Frankfurt a.M., 1970. Bd. 5; idem. Dialektische Epilegomena // Gesammelte Schriften. Frankfurt a.M., 1977. Bd. 10(2). Aglietta M.,. Orlean A. La violence de la monnai. Pref. de J.Attali. Paris, 1982; Goux J.-J. Freud, Marx: Économie et symbolique. Paris, 1973; Müller R.W. Geld und Geist: Zur Entstehungsgeschichte von Identitätsbewußtsein und Rationalität seit der Antike. Frankfurt a.M.; New York, 1981. Sohn-Rethel A. Geistige und körperliche Arbeit: Zur Theorie der gesellschaftlichen Synthesis. Frankfurt a.M, 1970; idem. Warenform und Denkform. Frankfurt a.M., 1971.

[8] Бейтсон Г. Экология разума. М., 2000. С. 256.

[9] Бейтсон Г. Экология разума. М., 2000. С. 269.

[10] Бейтсон Г. Экология разума. М., 2000. С. 269-270. (Курсив мой. — А.П.)

[11] Бейтсон Г. Экология разума. М., 2000. С. 274-275.

[12] Бейтсон Г. Экология разума. М., 2000. С. 341.

[13] Бейтсон Г. Экология разума. М., 2000. С. 255.

[14] См., в частности: Матурана У.Р., Варела Ф.Х. Древо познания. М., 2001. С. 67-71. В работах У.Р. Матураны и Ф.Х. Варелы сетевая парадигма получает весьма плодотворное развитие, так что появляется возможность создать последовательные сетевые концепции реальности, познания и языка; см., в частности: Maturana H.R. Reality: The search for objectivity or the quest for a compelling argument // The Irish journal of psychology. 1988. Vol. 9. no. 1. P. 25-82; idem. Cognition // Hejl P.M., Kock W.K., Roth G. (Hrsg.). Wahrnehmung und Kommunikation. Frankfurt a.M., 1978. P. 29-49; idem. Biology of cognition // Autopoiesis and cognition: The realization of the living. Dordrecht, 1980. P. 5-58; idem. Biology of language: The epistemology of reality // Mьller G.A., Lenneberg E. (eds.). Psychology and biology of language and thought: Essays in honor of Eric Lenneberg. New York, 1978. P. 27-63; Varela F. Connaître: Les sciences cognitives. Paris, 1989; Varela F., Thompson E., Rosch E. The embodied mind: Cognitive science and human experience. Cambridge (Mass.), 1991.

[15] См. подробнее: Дойч Д. Структура реальности. Ижевск, 2001. С. 51-53. См. также: De Witt B.S., Graham N. (eds.). The many-world interpretation of quantum mechanics. Princeton, 1972.

[16] Бейтсон Г. Экология разума. М., 2000. С. 293.

[17] Бейтсон Г. Экология разума. М., 2000. С. 337.

[18] Бейтсон Г. Экология разума. М., 2000. С. 397.

[19] Эти процессы весьма выразительно проанализированы в работах Р.Жирара; см., в частности: Пигалев А.И. Рене Жирар и Мартин Хайдеггер: о смысле “преодоления метафизики” // Вопросы философии. 2001. № 10.

[20] Бейтсон Г. Экология разума. М., 2000. С. 399.

[21] Бейтсон Г. Экология разума. М., 2000. С. 409.

[22] Бейтсон Г. Экология разума. М., 2000. С. 275.

[23] Бейтсон Г. Экология разума. М., 2000. С. 432.

[24] Бейтсон Г. Экология разума. М., 2000. С. 400-401.

[25] См. подробнее: Bateson G. They threw God out of the Garden: Letters from Gregory Bateson to Philip Wylie and Warren McCulloch // CoEvolutionary Quarterly, Winter 1982. P. 62-67.

[26] Бейтсон Г. Экология разума. М., 2000. С. 426.

[27] Бейтсон Г., Бейтсон М.К. Ангелы страшатся. М., 1994. С. 151-152.

[28] См., в частности: Бейтсон Г. Экология разума. М., 2000. С.159-160.

[29] Бейтсон Г. Экология разума. М., 2000. С. 427.

[30] Бейтсон Г. Экология разума. М., 2000. С. 470-471.


А.И. Пигалев © Опубликовано в журнале «Вопросы философии», 2004. № 6.

 


 

Источник: А.И. Пигалев. Бог и обратная связь в сетевой парадигме Грегори Бейтсона

 


 


Опубликовано на www.vakurov.ru
04.02.2008
Последнее обновление ( 04.02.2008 )
Просмотров: 5699
< Пред.   След. >
 

Во всем ищи более тонкие градации качества, не теряя из виду целое. И в чем вчера различал два-три качества, завтра увидишь массу новых (для себя) тонкостей. Нет мелочей - есть подробности. Эти "чуть -чуть" в сумме отличают Мастера от дилетанта.


Сунь Лутан

Просмотров: