Обо мнеОтзывыКонтакты
Главная
Форумы
Мои статьи
Зарисовки с натуры
Мои тренинги
Отзывы с моих тренингов
Мои стихи
Статьи других авторов
Семейная психология и психотерапия
Трансперсональное
О психотерапевтах
Учись думать сам!
Саморазвитие
Психотерапия
Психология
Пригодится!
Философия
Бизнес
Тренинги
Продажи
Переговоры
Маркетинг и реклама
НЛП и Эриксоновский гипноз
Стихи других авторов
Словари
Карта Сайта
Контакты
Мои статьи неоконченное
Ссылки
Ссылки 2
Поиск
Стихи других авторов
Система Orphus

Избранные темы
Новинки в моих статьях
Популярное в «Мои статьи»
Новые темы форума
Популярное на форуме
Голосование
Понравился ли Вам сайт?
 
Почему мы не гермафродиты, или кое-что о пользе асимметрии Версия в формате PDF Версия для печати Отправить на e-mail
Просмотров: 6868
Рейтинг: / 0
ХудшаяЛучшая 

 С.Афонькин   
Давайте зададимся простым на первый взгляд вопросом: почему природа разделила род человеческий на отдельно существующие половинки - женский и мужской пол? Мы с детства так привыкли к этому делению, что воспринимаем его чуть ли не как единственно возможный вариант сексуальных отношений в природе. Действительно, ведь окружающие нас звери, птицы и рыбы, не говоря уже о большинстве прочих менее сложно устроенных существ, как и люди, раздельнополы. Между тем некоторые живые существа демонстрируют нам совсем иное и, вроде бы, куда более разумное решение: и женская, и мужская половые системы мирно уживаются у них в одном теле. Такое явление биологи назвали гермафродитизмом.

 


Первыми жертвами любых экстремальных условий среды становятся мужские особи.

В.А. Геодакян

 

 

Легенда рассказывает, что Гермафродитом звали сына Гермеса и Афродиты. В прекрасного юношу влюбилась нимфа Салмакида, но тот не отвечал ей взаимностью. Обиженная невниманием нимфа подала жалобу в вышестоящую инстанцию - самой Афродите, матери Гермафродита. А поскольку та была богиней любви и по должности была обязана потворствовать влюбленным, то недолго думая, со свойственной подчас богам решимостью, она слила нимфу и Гермафродита в единое существо - чтобы последний не бегал от девушки.

 

У людей гермафродитизм встречается чрезвычайно редко как тяжелая патология сексуальной детерминации на генетическом или гормональном уровнях. Среди животных, однако, попадаются виды, для которых гермафродитизм - жизненная норма. Они обладают обеими половыми системами и способны как к взаимному оплодотворению, так и к самооплодотворению. Так устроены, например, некоторые ракообразные, многие черви и моллюски.

 

Гермафродитизм имеет многие очевидные преимущества. Например, совершенно очевидно, что популяция обоеполых существ может увеличиваться гораздо быстрее, чем их раздельнополых соседей по эволюционной лестнице. В самом деле, если при образовании пары только один из партнеров может со временем разродиться, то общее количество потомков в каждой генерации при таком способе воспроизводства будет меньше, чем при образовании гермафродитных пар, когда любой из двух партнеров может стать мамой! Только представьте себе, насколько легче было бы в некоторых странах, вроде современной Франции, справляться с падением рождаемости, если бы через некоторое время после вступления в брак молодожены вместе бы ложились в родильное отделение! Будь человек гермафродитом, Робинзону Крузо не пришлось бы страдать на своем острове от одиночества. Окончив труды по благоустройству своего немудреного быта, он совершенно сознательно приступил бы к размножению, и менее чем через год познал бы счастье материнства и отцовства одновременно!

 

Немного знакомый с биологией скептик может возразить, что возможное при гермафродитизме самооплодотворение чревато накоплением и проявлением генетических ошибок. В самом деле, одна из задач раздельнополого способа размножения - хорошенько "перемешать", "перетасовать" разнородный генетический материал родителей, что приводит к увеличению разнообразия потомства и к маскированию возможных дефектов в генах. Так две книги с одним и тем же текстом, изданные в разных издательствах и в разные годы, вряд ли будут иметь одни и те же опечатки. Если читать их одновременно, можно восстановить исходный текст без искажений. Коррекция примерно такого рода происходит при совместной работе любой пары хромосом, одна из которых достается от отца, а другая от матери. Вспомните - длительная практика политически выгодных близкородственных династических браков нередко подрывала здоровье членов царствующих семей. Чего уж тут говорить о самооплодотворении - самом близкородственном браке, какой только можно вообразить!

 

Все это так. Однако у настоящих гермафродитов дело до самооплодотворения доходит редко. Чаще всего каждое такое существо выступает последовательно то в роли самца, то в роли самки. Если бы эта ситуация была возможна у людей, отпали бы проблемы эмансипации, сексизма - дискриминации, вызванной той или иной сексуальной ориентацией или принадлежностью к одному конкретному полу. Наверное, и психологические проблемы внутри семьи решать было несравненно проще, если бы партнеры регулярно менялись сексуальными ролями. Исчезли бы все проблемы сексуальных меньшинств. В случае разводов гермафродитных пар проблему дележки детей тоже было бы решать намного проще - ведь у каждого из супругов может быть ребенок, которого он самостоятельно родил! В самых же крайних житейских обстоятельствах можно решиться и на самооплодотворение.

 

Слов нет, преимущества гермафродитизма в приложении к человечеству по сравнению с раздельнополым существованием могут показаться соблазнительными и даже в чем-то выгодными. Однако за редчайшими исключениями все позвоночные четко разделены на самцов и самок, а мы, люди, на мужчин и женщин. В чем же дело? Чем раздельнополость выгоднее и эволюционно привлекательнее гермафродитизма?

 

Для того чтобы подвести под феномен раздельнополости теоретическую базу, доктор биологических наук, сотрудник Института эволюционной морфологии и экологии животных РАН Виген Артаваздович Геодакян создал собственную эволюционную теорию пола, которую давно и плодотворно развивает. Суть ее положений сводится к следующему.

 

Любая стремящаяся к самосохранению система (например, биологический вид), находящаяся в нестабильной, меняющейся со временем среде, пытается от этой среды обособиться и в идеале стать совершенно независимо от окружающих условий. Вся эволюция живого на земле - это длинная дорога борьбы за независимость от влияний окружающей среды. Путь пройден немалый: от высыхающих во время отлива медуз в кембрии до современного человека с его батареями парового отопления, кондиционерами и скафандрами.

 

Для того чтобы добиться столь впечатляющих успехов, живым существам все время приходилось решать две противоположные задачи. С одной стороны, сохранять и передавать потомкам уже имеющуюся информацию о собственном устройстве. С другой стороны, постоянно "тестировать" среду, реагировать на ее изменения, подлаживаться под меняющиеся условия, искать способы ей противодействовать и, в конечном счете, вводить соответствующие коррективы в передаваемую по цепочке поколений информацию.

 

На заре эволюции, вероятно, еще во времена царствования одноклеточных, решение этих столь различных стратегических задач было возложено на два противоположных пола, поскольку отдавать одновременно два противоречивых приказа одному подчиненному глупо и неэффективно. Женский пол взял на себя функцию сохранять и передавать, а мужской - исследовать, тестировать и привносить изменения в уже сохраняемое. Говоря образно, женский пол взял на себя консервативную, а мужской - революционную роли.

 

До создания человеком техники тестировать среду, ее состояние можно было только одним способом - своей собственной жизнью, проверяя степень своей приспособленности к окружающим условиям. Подходишь - проходи, плодись и размножайся. Не подходишь - извини... Для того чтобы лучше выполнять столь непростую миссию, мужской пол обзавелся целым рядом любопытных свойств. У мужских особей выше частота мутаций - своеобразных случайных проб "а что получится, если сделать так?", у них меньше норма реакции. Другими словами, у особей мужского пола четче и однозначнее проявляются все генетически определяемые признаки. Дескать, достался тебе набор именно этих генов, вот их конкретно своей жизнью и опробуй.

 

У людей этот феномен приводит к тому, что однояйцевые близнецы-мальчики более похожи друг на друга, чем близнецы-девочки. С другой стороны, внешнее (фенотипическое) разнообразие представителей мужского пола больше, чем женского - опятьтаки, чтобы среди них было легче тестировать и выбирать. Например, частота ранней детской смертности выше у мальчиков, но зато и среди долгожителей мужчин больше, чем женщин.

 

Мужчины чаще лезут на рожон, у них выше поисковая активность и агрессивность. Случайность? Вовсе нет! Именно такое поведение гарантирует качественный "отстрел" средой плохо приспособленных индивидов. Средняя продолжительность жизни у мужчин меньше, чем у женщин. Случайность? Нет, результат страшного давления среды на непластичных мужчин! Отведенный природой срок жизни мужских особей почти всегда оказывается больше, чем реализованный. Среднестатистический воробей живет на свободе обычно меньше года, тогда как в клетке, огражденный от убийственного давления среды, спокойно чирикает почти два десятка лет. Какие воробьи на воле доживут до второго года и обзаведутся, наконец, семьей? Стреляные, но недострелянные средой обитания.

 

По словам В.А. Геодакяна: "В эволюции половых взаимоотношений возникшая раздельнополость - экономичная форма информационного контакта со средой, специализирующаяся по двум главным линиям эволюции - консервативной и оперативной... Повышенная смертность - выгодная форма информационного контакта со средой". Правда, об этой видовой выгоде поневоле забываешь, когда среда со всеми ее стрессами начинает неимоверно давить именно на тебя...

 

Если же вода и огонь окружающей среды успешно пройдены, если среда поставила свой штамп ОТК на данном наборе генов (генотипе), у его носителя есть все шансы активно распространить свои гены в последующем поколении, став владельцем многочисленного гарема или на худой конец просто многодетным папашей.

 

Вы не задумывались, почему это природа создала такой перекос между полами в возможности оставлять потомство? Женский пол всегда по этому параметру ограничен. Сколько детей может родить женщина за всю свою жизнь, если только этим делом и будет заниматься? Десятка три? А какой-нибудь отец народа, падишах или популярный певец без особых моральных ограничений? Тут счет может пойти уже на сотни и даже тысячи потомков. Например, у султана Османской империи Маули Исмаила (1640-1727) было 548 детей мужского пола и 340 - женского. Точные цифры известны, поскольку каждый рожденный в обширном гареме султана ребенок получал небольшой подарок, и эти траты тщательно фиксировались в дошедших до наших дней расходных книгах.

 

Подобный перекос, только в соотношении половых клеток-гамет, возник уже в мире одноклеточных. Полмиллиарда лет назад одна огромная женская гамета у примитивных водорослей или каких-нибудь медуз окружалась в воде суетливой толпой мужских гамет, которым для репродуктивного успеха надо было совершать поистине геракловы подвиги: вырабатывать массу энергии для дальнего путешествия, проплывать огромные (с клеточной точки зрения) расстояния, осуществлять поиск желанного партнера, ориентируясь на градиент половых феромонов. По сути такая же картина сохраняется при оплодотворении и в современном мире у большинства живых существ.

 

Биологи говорят о гаметическом отборе, происходящем до оплодотворения. В результате внутриутробного марафона подавляющее большинство мужских сперматозоидов сходит с дистанции и просто не добирается до яйцеклетки. Тестируются ли при этом их жизненные способности? Вполне вероятно. Считают, например, что за счет эффекта гаметического отбора частота генетических нарушений в потомстве людей, переживших бомбардировку Хиросимы, оказалась гораздо ниже прогнозируемой.

 

Представительницы женского пола обладают сравнительно большей нормой реакции, то есть более пластичны. Один и тот же генотип может проявляться у них по-разному. Это позволяет ловко уходить от давления среды, хорошо сохранять доставшийся набор генов относительно независимо от того, что досталось. Другими словами, приспосабливаться к любой жизненной ситуации, явно или подсознательно думая только об одном - о детях, о возможности и необходимости передать им палочку генетической эстафеты.

 

В стабильной среде разница между мужским и женским полом сводится лишь к чисто анатомическим отличиям репродуктивных органов. Иначе говоря, половой диморфизм сведен к минимуму. Однако стоит среде начать меняться, и это опосредованно вызывает расхождение в целом ряде признаков, которые могут иметь приспособительное значение. Вначале начинает меняться мужской пол, опробуя возможные варианты ответа на изменившиеся условия. Затем, после отбора наиболее приемлемых вариантов, за ним начинает подтягиваться более "осторожный" женский пол. Другими словами, любой поразному выраженный у двух полов признак изменяется во времени от женской его формы к мужской!

 

Взглянув на половой диморфизм под таким углом зрения, можно четко указать направление эволюционных изменений вида или целой группы. Так, например, у большинства позвоночных самцы крупнее самок. Это означает, что эволюция этой группы животных идет по пути постепенного увеличения средних размеров тела. Взгляните на график изменения среднего роста людей за последние несколько тысяч лет, и вы поймете, почему мужчины в среднем несколько выше женщин. У насекомых ситуация часто обратная - самки больше самцов. Значит, эволюция этих видов идет по пути уменьшения общих размеров. Мужской пол является тем "инструментом", с помощью которого вид как бы ощупывает окружающие его условия обитания.

 

Любопытный пример, подтверждающий справедливость этого принципа, можно найти среди беспозвоночных, способных размножаться не только половым, но и бесполым способом. В пресных водоемах обитают маленькие, похожие на рачков полупрозрачные существа - коловратки. Они постоянно фильтруют из воды различную мелюзгу - одноклеточные водоросли и инфузорий. Летом коловратки откладывают яйца, которые начинают развиваться без оплодотворения. Такое явление в биологии называют партеногенезом. Оно хорошо изучено и, по сути, является своеобразной формой бесполого размножения. Ясно, что из неоплодотворенных яиц могут развиться только точные генетические копии их мамаш. Так вот, стоит только относительно стабильным условиям обитания коловраток измениться, и они тут же начинают откладывать яйца, из которых развиваются самцы!

 

Не касаясь сейчас механизма такого удивительного превращения, важно заметить лишь одно - самцы появляются у коловраток в ответ на изменение среды! Вид словно бросает в бой своих разведчиков, чтобы выяснить с их помощью, что случилось, и заранее подготовиться к грядущим переменам. У любимых генетиками мух дрозофил по сути та же ситуация - в ответ на любые стрессовые воздействия мушки отвечают повышением доли самцов в потомстве. Как им это удается, остается пока полной загадкой.

 

Кстати сказать, вооружившись этими знаниями, некий Олег Петрук в тоненькой брошюрке под броским заголовком "Сын или дочь?", изданной в Сант-Петербурге в 1996 г., совершенно всерьез предлагает будущим папашам, которые мечтают только о сыне, изнурять себя житейскими тяготами, как бы моделируя давление среды - голодать, недосыпать, испытывать стрессы. Любопытно, многие ли последуют такому совету, учитывая, что доля самцов в потомстве в ответ на неблагоприятные условия увеличивается не вдвое, а всего на несколько процентов.

 

Итак, если среда стабильна, половой диморфизм должен уменьшаться. Вы не замечали, как проявляется действие этого закона в современном обществе? Когда во многом искусственная окружающая среда человека комфортна и не зовет ни на ратные, ни на охотничьи подвиги, половые различия начинают как бы стираться. В результате возникает стиль "унисекс", когда не сразу и поймешь, кто перед тобой - юноша-подросток или девушка.

 

Футуристическая, поисковая природа изменений, свойственных мужскому полу, ярко проявляется в характере врожденных патологий. У женского пола эти аномалии носят атавистический характер, то есть напоминают об уже пройденных этапах эволюции. У мужского же пола они направлены в будущее, то есть как бы продолжают вектор наметившихся изменений. Например, среди новорожденных с тремя почками вдвое больше девочек, чем мальчиков, и наоборот - среди новорожденных однопочечников преобладают мальчики. Такая же картина и в случае аномального числа ребер и позвонков. В полном соответствии с ветхим заветом мальчишки с меньшим их количеством рождаются чаще девчонок.

 

Почему так? Все просто! Эволюция всех хордовых и даже их предков шла по пути уменьшения гомологичных органов. Отголоски этого процесса по-разному демонстрируют два пола: женский показывает что было, мужской - что будет.

 

Акушеркам хорошо известно, что девочки с врожденным вывихом бедра рождаются в 5-6 раз чаще, чем мальчики. Объяснить этот факт теперь несложно. Дети с таким отклонением от нормы лучше лазают по деревьям. Не вызывает сомнения, что наши далекие обезьяньи предки были асы лазания. Следовательно, увеличенная подвижность тазобедренного сустава - признак атавистический, и чаще проявляться он должен именно у девочек.

 

У закончивших свой жизненный путь мужчин патологоанатомы на вскрытиях иногда находят дополнительные мышцы, которых нет в медицинских атласах, да и магистральные кровеносные сосуды у них порой располагаются не так, как принято. Это природа пробует на мужчинах новые варианты строения тела, которые могут оказаться более удачными, чем уже сложившийся анатомический канон.

 

Любопытные факты: средняя продолжительность внутриутробного развития мальчиков больше, чем девочек. Вместе с тем девочки на 2-3 месяца раньше мальчиков начинают ходить, на 4-6 месяцев - говорить, их половое созревание происходит года на два раньше, чем у мальчиков. Объяснить эти расхождения совсем несложно. В эволюции человека как вида продолжительность беременности и послеродового развития новорожденных постоянно увеличивалась. Эта тенденция ярче выражена у мужского пола, поскольку она эволюционно нова. В будущем же следует ожидать подтягивания девочек по перечисленным показателям к мальчикам, если те, разумеется, к этому времени не возьмут новые рекорды.

 

 

Эволюционная теория пола В.А. Геодакяна позволяет, бросив взгляд через призму разнофункциональной двуполости на такие свойства и признаки человека, как темперамент, интеллект и творческие способности, наметить их эволюционные изменения. Становится понятным, почему женщинам проще приспособиться к новой и часто дискомфортной ситуации, чем мужчинам, которые пытаются выбраться из нее за счет поиска нетрадиционных решений. Почему мужчины чаще берутся за новые области деятельности и вчерне решают проблемы, а женщины доводят решения и приобретенные навыки до совершенства? Хороший пример - такое, казалось бы, характерное только для женщин занятие, как вязание. Оказывается, его изобрели в XIII в. в Италии мужчины, и уж потом женщины переняли от них этот новый навык.

 

Консервативную и оперативную составляющие в реакциях мужчин и женщин можно проверить и в прямом эксперименте. Австралиец Ландауэр предлагал испытуемым решать несложнуе задачу: держа палец на центральной кнопке, дождаться нужного условного сигнала, а затем как можно быстрее убрать палец и нажать им на одну из восьми кнопок, окружавших центральную. Вроде все несложно. Однако в результате многочисленных временных замеров выяснилась любопытная закономерность. Оказалось, что женщины лучше справлялись с первой частью задачи, то есть быстрее убирали палец с кнопки, а мужчины быстрее выбирали одну нужную из восьми возможных, то есть лучше справлялись с "творческой" составляющей задания.

 

Вооружившись теорией Геодакяна, можно легко объяснить целый ряд любопытных феноменов, связанных с половым диморфизмом. К примеру, опытный графолог легко отличает женский почерк от мужского. Каким образом? Очень просто - обычно мужской почерк содержит больше отклонений от нормы, а женский больше похож на классические прописи - он более регулярен, консервативен, правилен.

 

Скаковые жеребцы превосходят кобыл своими спортивными достижениями. Элементарно! Человек вел отбор по этим показателям в течение столетий, следовательно, признак "скакучести" должен сильнее проявляться именно у самцов. Та же ситуация у баранов тонкорунных пород, которые дают шерсти в 1-1,5 раза больше, чем их подруги овцы. У самцов тутового шелкопряда коконы содержат примерно на 20% больше шелка, чем у самок. Половой диморфизм - следствие любого отбора по любым признакам! Под давлением отбора признак вначале меняется у самцов, а затем к найденным оптимальным значениям подтягиваются самки.

 

Стоит ли мужчинам гордиться своей авангардной ролью, которую навязала им логика эволюции? Вряд ли. Ведь они не только становятся первыми подводниками и космонавтами, но и чаще оказываются за решеткой исправительных учреждений и в большей мере страдают от новоявленных болезней и пороков века - атеросклероза, рака, шизофрении, СПИДа, наркомании и алкоголизма. Такова плата за риск и поиск. Надо, впрочем, надеяться, что умудренные жизненным опытом эволюционных изменений женщины не будут спешить принимать и закреплять такие приобретения мужчин.

 

Итак, чтобы система эффективно решала противоречивую задачу, ее надо разбить на две подсистемы и поручить им по отдельности заниматься диалектически противоположными ее составляющими. Так происходит с двумя полами, играющими в эволюции консервативную и оперативную роли. Давайте посмотрим - нет ли еще подобных примеров возникновения функциональной асимметрии в эволюции? Оказывается, есть! Этот не менее интересный пример кроется у нас в голове. Речь идет о загадках функциональной асимметрии мозга.

 

Само существование левого и правого полушарий мозга объясняется просто - эти половинки соответствуют правой и левой половинкам нашего билатерально симметричного тела. А вот дальше начинаются загадки. Во-первых, хорошо известно, что левое полушарие мозга при этом контролирует правую половину тела, а правое полушарие - левую. Другими словами каждая из двух половинок нашего тела связана с противоположным полушарием. Анатомически это выражается в том, что нервные пути, идущие от обоих полушарий, перекрещиваются. Смысл такого перекреста объяснить сходу трудно. Кажется, что прямой контроль: правое полушарие - правая половина тела более логичен.

 

Во-вторых, известно, что две половины мозга контролируют различные способности. Правое полушарие отвечает за пространственно-зрительное восприятие, то есть создает целостную визуальную картину; оно контролирует грубые движения, отвечает за интуицию, за эмоциональное восприятие, с его помощью мы воспринимаем музыку. Левое полушарие заведует самосознанием, смысловым восприятием, речью, письмом, счетом, аналитическими способностями, абстрактным мышлением, оно способно к созданию ложных высказываний. Несколько огрубляя ситуацию можно сказать, что правая половинка нашего мозга соответствует эмоциональному животному, а левая - холодному рассудочному гению. В чем смысл такого разделения? Теория эволюционного разделения функций В.А. Геодакяна позволяет разобраться и с этими непростыми вопросами. Начнем, пожалуй, с перекреста нервных путей.

 

Почему в эволюции вообще возникает двусторонняя симметрия? Она связана с активным движением в пространстве. Некоторые одноклеточные существа всю свою жизнь проводят в толще морской воды. Строго говоря для них не существует понятий ни "право-лево", ни "верх-низ", поскольку ничтожным действием силы тяжести явно можно пренебречь, а окружающая среда одинакова со всех сторон. Поэтому такие существа похожи на сферу - во все стороны у них торчат иголки и выросты, увеличивающие площадь поверхности, которая необходима для поддержания плавучести. Для прикрепленных ко дну примитивных многоклеточных вроде актиний "верх" и "низ" уже явно существуют, однако вероятность появления добычи или хищника по всем остальным направлениям остается одинаковой. Так возникает радиальная симметрия. Гидра или медуза раскидывает свои щупальца во все стороны, понятия "право" и "лево" для нее просто не имеют смысла.

 

Однако стоит только начать активно двигаться, и возникают понятия "спереди" и "сзади". Все главные органы чувств перемещаются в переднюю часть тела, поскольку вероятность встретить хищника или жертву при этом явно больше спереди, чем сзади, а все, мимо чего уже равнодушно проползли, проплыли, пробежали и пролетели, уже не так существенно. Вместе с тем, левая и правая половинка жизненной сцены остаются равно интересными для быстро двигающихся животных, отсюда и возникает необходимость двусторонней симметрии. Любопытный пример, прекрасно иллюстрирующий закономерности изменения симметрии в зависимости от темпов движения демонстрируют морские ежи. Медленно ползающие виды обладают как и все иглокожие пятилучевой симметрией - вариантом лучевой. Однако некоторые виды освоили жизнь в морском песке, в котором они достаточно шустро роются и передвигаются. В точности соответствуя описанному выше правилу, их шарообразный панцирь сплющивается, немного вытягивается и становится двусторонне симметричным!

 

У двусторонне-симметричного животного обе половинки должны развиваться одинаково. Любой перекос в ту или иную сторону будет явно невыгоден. Степень развития каждой из половинок зависит от ее нагрузки. Представьте себе ситуацию, когда в силу случайных причин правая часть тела позвоночного животного начинает выполнять больший объем движений. В результате будет улучшаться кровоснабжение правой половинки мозга, поскольку идущие в мозг сонные артерии и яремные вены на шее вовсе не перекрещены! А правое полушарие контролирует левую половину тела. Следовательно, стимуляция правого полушария будет благотворно сказываться на левой половине тела! Так развитие одной из двух симметричных частей тела как бы "подтягивает" за собой другую, обеспечивая тем самым их равномерное скоординированное развитие.

 

Асимметрия половинок мозга возникает не на анатомическом, а на функциональном уровне. В ее основе лежит та же причина, которая привела к появлению разнополости: мозг должен решать две противоположные задачи - хранить информацию о накопленных навыках и постепенно осваивать новые функции. При этом консервативную роль ("женскую") играет правое полушарие, а оперативную роль ("мужскую") - левое. Иначе говоря, контроль за любым новым навыком сначала отрабатывается левым полушарием. После отшлифовки и закрепления его "мозговой поддержки" левое полушарие передает этот контроль правому.

 

Замечено, что новые смысловые звуки у человека лучше воспринимаются именно правым ухом, а мелькающие написанные слова и числа (новые понятия!) лучше различает правый глаз. По образному выражению В.П.Геодакяна левое полушарие это "питомник новых функций".

 

С этой точки зрения можно объяснить любопытные данные, полученные на обезьянах. Им предлагали откинуть крючок с крышки ящика и достать лакомство. Так вот, оказывается, что крючок окидывался чаще правой рукой (дело-то новое, в джунглях крючков нет), а пища чаще бралась левой (дело привычное, веками отработанное). Похожие результаты были зафиксированы при наблюдениях за гориллами. Оказалось, что принимая вертикальное положение и начиная двигаться на задних конечностях, эти обезьяны чаще опираются на землю именно правой рукой. Прямохождение - навык новый, следовательно помогать его осваивать должна правая рука!

 

Именно поэтому у людей появляется феномен праворукости. Мы ведь выполняем огромный набор действий, который был совершенно не свойствен нашим предкам. Шимпанзе не умет фехтовать, а гориллы не печатают на машинке. Все это поздние эволюционные приобретения, и, следовательно, в первую очередь с ними должна была разбираться левая половинка мозга. А она контролирует правую руку. Понятно теперь, почему у большинства позвоночных животных нет ни правшей, ни левшей. Праворукость человека, которая связана с возросшей нагрузкой на левое полушарие, вынужденное перерабатывать огромный объем новых навыков, появилась совсем недавно, предположительно в палеолите. Ученые утверждают, что по выраженности функций правого полушария практически не удается обнаружить никаких расовых различий. Так оно и должно быть, коль скоро это полушарие контролирует древние навыки - они у всех рас должны быть общими.

 

Поскольку функциональная асимметрия мозга - дело эволюционно новое, в полном согласии с теорией В.А.Геодакяна она должна быть ярче выражена у мужчин, и менее проявляться у женщин. Именно такие данные были получены еще в XIX в. Крайтон-Браун. "Существует впечатляющее скопление данных, позволяющих предположить, что мужской мозг может быть организован более асимметрично, чем женский", - писал по этом поводу Дж.Мак-Глон. Отсюда прямое следствие - у мужчин должны лучше быть развиты навыки, которые контролируются именно левым полушарием. Так оно и происходит на деле. К примеру, мужчины лучше оперируют абстрактными понятиями и читают географические карты. У женщин мышление более конкретно и нередко у них возникают проблемы с начертательной геометрией.

 

Поскольку эволюция человека явно идет по пути увеличения функциональной асимметрии мозга, у мальчиков этот признак должен появляться раньше, чем у девочек. Это действительно так. В среднем мальчики уже к 6 годам становятся "правшами", а у девочек развитие этой особенности часто задерживается до 12 лет.

 

Связь женского начала, правой половинки мозга и сохранения консервативного начала в эволюции проявляется порой весьма необычно. Замечено например, что лицо человека, составленное с помощью компьютера из двух его левых половинок (контроль правого полушария), больше похоже на лицо матери или сестры, а составленное из двух правых половинок (контроль левого полушария) больше напоминает лицо отца или брата.

 

В нескольких процентах случаев на свет рождаются дети, у которых изменен генетический контроль над разными функциями полушарий. Говоря проще их полушария как бы меняются ролями. Правое становится "революционным", а левое - "оппозиционным". В результате ребенок становится левшой. Переучивать его быть праворуким в этой ситуации не просто педагогическая ошибка, а преступление, поскольку при выполнении навязанных свыше, несвойственных полушариям функций, у детей часто развиваются тяжелые неврозы.

 

Итак, все новые особенности и навыки, возникающие в эволюции у высших животных и человека, должны прежде всего отрабатываться с помощью мужского пола и левого полушария, а затем закрепляться с помощью женского пола и правого полушария мозга. При этом спор о превалирующей роли одного из полов становится совершенно бессмысленным. Обе эти функции - авангардная и арьергадная - равно необходимы для успешного выживания вида в меняющихся условиях.

 

 


 

Источник: "Почему мы не гермафродиты, или кое-что о пользе асимметрии", С.Афонькин



 

Опубликовано на www.vakurov.ru
24.10.2008
Последнее обновление ( 23.06.2009 )
Просмотров: 6867
< Пред.   След. >
 

Мы никогда не являемся людьми абстрактно, а являемся людьми так, как умеем быть людьми.

Мераб Мамардашвили

Просмотров: